АНГЛИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА


АНГЛИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА. Обыкновенно начало А. Л. относят к началу VII в. христ. эры. К концу VII в. заканчивается процесс завоевания Британии англами и саксами, двумя германскими племенами, вытесненными с континента, где они занимали территорию между Эльбой и Одером. Эти племена принесли с собою предания и сюжеты, составлявшие содержание общегерманской поэзии на континенте. Но обработка их на новой родине совершалась под влиянием исторических событий, происходивших уже на британской территории. В этих обработках сказывается и соприкосновение с туземным кельтским населением, частично подвергшимся римскому влиянию, переход к оседлым формам быта, а, главное — воздействие христианства, которое привело духовенство в близкую связь с латинской культурой и, с другой стороны, оборвало его связи с континентальными германцами, сохранившими язычество. Поэтому и первые крупные памятники англосаксонской литературы — памятники латинские — принадлежат представителям духовенства (Альдгельм, живший во второй половине VII в., автор витиеватой прозы и стихов; Беда Преподобный (672–735) — автор знаменитой «Церковной истории англов», один из образованнейших людей своего времени, имевший влияние далеко за пределами своей страны, отличавшийся простотой стиля, достигавшего местами яркой художественной выразительности; Алкуин (ум. 804) — ученый монах, знаток грамматики, риторики, диалектики, переехавший в 60-летнем возрасте ко двору Карла Великого). Есть указания, что эти блестящие представители латинской литературы в Англии писали и на англо-саксонском яз., но эти произведения не дошли до нас. В латинскую поэзию они перенесли художественные приемы англо-саксонского творчества; с другой стороны, у них нетрудно уловить отголоски времен язычества.
        Что касается древнейших памятников англо-саксонского языка, то крупные поэтические произведения доходят до нас от XI в., если не считать памятников документального характера, хроник, текстов законов и т.д. Мы имеем короткие поэмы, рисующие певцов еще языческого периода («Видсид», «Жалоба Деора») в переработке писателей из христианского духовенства. Самым замечательным памятником древней английской поэзии является поэма о Беовульфе. Содержание ее — события, относящиеся к первой половине VI в., эпохе борьбы франков с готами. Древность ее сюжета, и то обстоятельство, что в ее героях не было ничего чисто англо-саксонского, породили даже предположение, что поэма была переработкой одной из скандинавских легенд. Но несомненно, что по языку и по проникающим ее моральным тенденциям она гармонирует с другими памятниками англо-саксонской поэзии того времени.
        Рядом с поэзией, использующей языческие сюжеты, до нас дошли памятники, свидетельствующие о широком развитии собственно христианской поэзии (Кэдмон, Кюневульф). Самым блестящим периодом англо-саксонской образованности и письменности до нашествия норманнов по справедливости считается эпоха Альфреда Великого, победителя датчан, в течение почти двух веков опустошавших Британию. Альфред много сделал для восстановления разрушенной культуры, для поднятия образованности, сам был писателем и переводчиком (перевел между прочим на англо-саксонский яз. «Церковную историю» Беды).
        Во второй половине XI в. Англия подвергается новому нашествию. Она подпадает под власть норманнов, офранцузившихся скандинавов, к-рые на несколько столетий утверждают в Англии господство французского яз. и французской литературы. Начинается длительный период, известный в истории под именем периода англо-норманской литературы. В течение первого столетия после нашествия норманнов литература на англо-саксонском яз. почти исчезает.
        И только спустя столетие снова появляются на этом языке литературные памятники церковного содержания и позже светские, представлявшие собой переводы французских произведений. Благодаря этому смешению языков снова среди образованного общества большое значение приобретает латинский яз., на к-ром расцветает литература хроник. Период французского господства оставил важный след в дальнейшей истории А. Л., к-рая, по мнению некоторых исследователей, более связана с художественными приемами и стилем французской литературы норманского периода, чем с древней англо-саксонской литературой, от к-рой она была искусственно оторвана.
        К XIV в. как бы заканчивается процесс растворения норманнов в туземном населении и формируется новый английский язык, объединивший элементы англо-саксонского и французского языков. Норманны сыграли большую роль в распространении кельтских сюжетов (Сказания о короле Артуре) во всей европейской поэзии. Уже около 1300 английский священник Лайамон использовал эти сказания для своей поэмы «Бретт».
        После Лайамона появляется ряд произведений, отмечающих процесс вбирания в себя туземным творчеством французской литературы и их органического слияния («Филин и соловей», «Havelock», «Horn» и др.). Национальное возрождение в литературе связано с начинающимся сотрясением патриархально-феодального уклада, с ростом денежного хозяйства и с крестьянскими восстаниями. Уже в середине XIII в. появляется поэзия политического и социального протеста, бичующая пороки дворянства и духовенства, протестующая против налогов, против злоупотреблений чиновников и даже короля, прикрывающего своих фаворитов и распускающего для этой цели парламент («Song of the Husbandman»). Эта сатирическая литература, возникающая из среды народа, находит свое завершение в XIV в. в поэме Ленглэнда «Видение о Петре пахаре», к-рая хотя и написана в морализирующем духе, однако не лишена революционного значения, т. к. является идеологическим выражением недовольства, накопившегося в массах трудового крестьянства. К XIV в. появляются на английском яз. различные формы поэзии, к-рые отличаются своим сатирическим содержанием, перерабатываются фаблио. С обострением социальной борьбы литература в XIV в. приобретает большой общественный интерес. В ней можно различить влияние классовых стремлений. Любопытным образчиком в этом отношении, наряду с упомянутой поэмой о Петре пахаре, является поэма Гоуэра «Vox Clamantis», написанная на латинском языке. Гоуэр, крупный собственник, был последним писателем англо-норманского (французского) языка, перешедший к английскому после успехов его современника Чосера. Поэма Гоуэра показательна как свидетельство испуга, овладевшего его классом после крестьянского восстания Уот Тайлора.
        Величайшим художником XIV в., к-рому пришлось дать художественное воплощение его общественно-психологической сущности, был Чосер (см.) (1340–1400), автор знаменитых «Кентерберийских рассказов». Чосер одновременно завершает эпоху англо-норманской и открывает историю новой А. Л. Всему богатству и разнообразию мысли и чувствований, тонкости и сложности душевных переживаний, характеризующих предшествующую эпоху, он дал выражение на английском яз., завершив опыт прошлого и уловив стремления будущего. Среди английских диалектов он утвердил господство лондонского диалекта, языка, на к-ром говорили в этом крупном торговом центре, где находилась резиденция короля и оба университета. Но Чосер является не только основателем нового английского языка. Он был первым глубоким выразителем того чувства жизни, того бодрого и жадного внимания ко всем сторонам действительности, к-рые утверждаются в литературе вместе с ростом буржуазии и национального самосознания. Он отбрасывает дидактику и аллегорию, отвлеченное морализирование, господствовавшее в современной ему литературе, — приемы, к-рыми долгое время пользовался сам, — подходит непосредственно к природе и жизни, изображает все их разнообразие, все классы общества, он — один из величайших реалистов и творец разнообразнейших стихотворных форм.
        Объективно Чосер делал общее дело с своим знаменитым современником Виклефом (1320–1384). Виклеф примыкает к обличительной литературе, направленной против духовенства, но он идет дальше, является предшественником реформации, восстает против самой догмы католицизма, против идеи папского авторитета, переводит Библию на английский яз., обращается к народу в своей борьбе с папством и так. обр. делает предметом публичного обсуждения те вопросы, решение к-рых до этого времени составляло монополию католического духовенства. Виклеф и Чосер своей литературной деятельностью знаменуют первое сотрясение идеи католического спиритуализма, возникновение интереса к земной природе человека, интереса к личности, нового мироощущения, в связи с развитием торговли, денежного хозяйства, инициативы и предприимчивости, всего того, что принесла с собою усиливающаяся торговая буржуазия.
        Чосер был ранним ярким проявлением возникающего нового сознания. От него тянутся нити к Шекспиру, который через два столетия даст глубочайшее выражение этому процессу в другом разрезе. Чосеровская традиция слабеет в следующем веке, несмотря на подражателей (Лидгэт и Окклив). В литературном отношении это столетие мало замечательно. Необходимо отметить большой интерес именно в этом веке к живой народной поэзии, к-рая, как мы знаем, существовала уже и в XIII и в XIV вв. Но в XV в. эта поэзия проявляет особенно активную жизнь, и наиболее старинные образцы ее, сохранившиеся до нашего времени, принадлежат этому веку. Большой популярностью пользовались особенно баллады о Робине Гуде.
        В следующем XVI в. развитие капитализма идет еще более быстрыми шагами. Землевладельцы предпочитают шерстяную промышленность обработке земли. Разведение овец ведет к обезземелению крестьян. Открытие Америки, рост промышленности и городов все более толкают Англию на борьбу за первенство на морях и скоро дадут возможность Шекспиру в «Венецианском купце» говорить о богаче-коммерсанте, корабли к-рого развозят товары по всему миру. У начала XVI в. и у начала следующего XVII в. стоят два великих литературных памятника, воплотивших высшее достижение социальной и философской мысли, связанной с этим веком. Это «Утопия» Томаса Мора (1516) и «Novum Organum» Бэкона (1620). Томас Мор — типичный представитель английского гуманизма. Его «Утопия» — общественная организация, построенная в духе идеалов гуманизма. Ее цель — счастье человека, благосостояние всей общины. Ему чужд средневековый спиритуализм, те утешения, которые предлагала за гробом католическая церковь взамен земных страданий. Он желает радости здесь, на земле. Поэтому в его общине нет собственности, господствует обязательный труд для всех ее членов, чередуются работа в городе и в деревне, установлена полная религиозная терпимость, благодаря идеальной организации общества отсутствует преступление и т. д. Произведение Бэкона — книга, от к-рой можно вести развитие позитивной мысли. Автор исходит из наблюдения и опыта как источников познания истины, считает, что не знает того, что лежит за их пределами.
        XVI в. — век расцвета английского гуманизма, к-рый возник здесь позднее чем в Италии, встретился с реформацией, наложившей на него отпечаток большей суровости. И здесь мы имеем влияние классической литературы, к к-рому присоединяется влияние итальянской поэзии, в особенности Петрарки. Расцветает форма сонета, введенного Томасом Уэйаттом (1503–1542) и вслед за ним более талантливо разработанного Серрей (1517–1547). Джон Лили (1554–1606) пишет роман «Эвфуес», к-рый положил начало особому стилю, известному под именем эвфуизма, стилю манерному и жеманному, и стал предметом многочисленных подражаний. Лучшее из них — роман Томаса Лоджа (1558–1625) «Розалинда», к-рый не остался без влияния на Шекспира («Как вам будет угодно»). Характерный для эпохи Ренессанса пастушеский роман получает большое распространение в Англии. Один из известнейших романов этого рода («Аркадия») принадлежит Филиппу Сиднею (1554–1586). Он соединил здесь два жанра — пастораль и рыцарский роман — и пользуется изысканным стилем, который повторит Шекспир в таких трагедиях, как «Ромео и Джульетта». Славу Сиднея, к-рому подражали десятки поэтов в течение целого века, делил Эдмунд Спенсер (ум. 1559), автор знаменитой «Королевы фей», поэмы, привлекавшей его современников не глубиной содержания, а причудливой пестротой и яркостью красок, запутанной и сложной интригой, необычайной фантастичностью сюжета, великолепием картин и образов.
        Но наибольшего блеска А. Л. эпохи Ренессанса достигает в области театра. В XV в. средневековая мистерия становится как бы застывшей формой и не обнаруживает тенденции к дальнейшему развитию, благодаря реформации, к-рая вытесняет ее, содействуя развитию других драматических жанров. Особенно в большом ходу «моралитэ», к-рые используются для борьбы с папством и обличают дворянина и торговца («Сатира» Линдсэ — 1490–1555, — направленная против «трех сословий» — дворянства, духовенства и купечества, изображающая, между прочим, под именем Pauper’а, бедняка, доведенного до нищеты поборами землевладельца и священника); сцены на сюжеты из священной истории Бэль (1495–1563), пьеса которого «Иоанн Безземельный» уже предвозвещает шекспировскую хронику; «интерлюдии» или фарсы, шуточные представления, очень популярные в широких массах в провинции и в столице, вытеснившие постепенно мистерии и моралитэ; особенно известен как автор интерлюдий Джон Гейвуд (ум. 1580); «маски» — великолепные, очень сложные представления, соединяющие мифологию, аллегорию и феерию, сопровождаемые символическими танцами и музыкой, предтечи балета и оперы («маски» талантливо писал Самуил Даниель (1562–1619)), и т. д. Рядом с этими многочисленными жанрами, развившимися из народной драмы, на формирование английского театра уже в середине XVI в. начинают оказывать влияние классическая комедия и трагедия. Это влияние проникает через школы и университеты, где пишутся и разыгрываются преподавателями и учениками пьесы в классических формах, в особенности в подражание Плавту и Сенеке, многие трагедии к-рого были переведены на английский яз. Первую оригинальную классическую трагедию издали Томас Саквилль и Томас Нортон в 1562 («Горбодук, или Феррекс и Поррекс»). Так. обр. английский национальный театр вобрал в себя самые разнообразные формы, начиная с мистерий и кончая театром классическим и формами, выработанными в Италии и Франции. В Англии театр был действительно народным видом искусства, открыт всем, был одновременно и газетой и клубом, светской церковью в противоположность, напр., Франции, где создателями театра являлись избранные круги гуманистов, где народная традиция, связь с средневековой мистерией оборвалась и в 1548 были даже полицейским приказом запрещены народные представления мистерий. В середине века в Англии появляются профессиональные труппы актеров, идущие на смену прежним любителям, игравшим мистерии. Труппы эти преследуются городскими властями, к-рые рассматривали актеров как бездомных бродяг, опасались нарушения порядка и скопления толпы. Преследования особенно усиливались под влиянием пуританской буржуазии и пуританских проповедников, агитировавших против «греховных» развлечений. Актеры, игравшие в тавернах, искали покровительства у знатных вельмож и приписывались к тому или другому аристократу. Двор и таверны, где собирались низшие слои народа, были главными потребителями театра. Первый королевский патент был выдан труппе графа Лейстера в 1574, первый театр был построен в Лондоне в 1576.
        Разнообразные богатые поэтические элементы, вошедшие в английский театр, борьба буржуазии с дворянством и жадная к зрелищам публика больших городов — слуги, приказчики, солдаты, мелкие торговцы, ремесленники и т. д., — все это наполнило английский театр глубоким содержанием. В эпоху Елизаветы (1558–1603) театр достигает такого расцвета, какого не знает история, отвечает вкусам всех классов общества, изображая и трагические моменты английской истории, трагедии королей и аристократии, и семейные драмы буржуазии, и грубые нравы городских низов, вводя и шутки и юмор, одинаково увлекающие и аристократию и городскую толпу. Большинство драматургов елизаветинского времени отмечены печатью оригинальности и таланта, отражают преобладающие вкусы той или другой группы населения: Лили (1554–1606), Роберт Грин (1560–1592), Марло (см.) (1563–1593), Кид (1558–1594), Наш (1567–1601), Лодж (1558–1625) и несколько более поздние — Бен Джонсон (см.) (1574–1637), Вебстер (1575–1624), Джон Флетчер (1579–1625), Бьюмонт (1584–1616), Форд (1586–1639), Чапман (ум. 1634). Все эти имена были затемнены именем Шекспира (см.). Впрочем, в настоящее время с большим основанием оспаривается принадлежность ему знаменитых пьес. Тщательный анализ шекспировских трагедий и комедий заставляет предполагать, что автором их является один из аристократов елизаветинской эпохи, скрывшийся за Шекспиром. Шекспир был глубочайшим выразителем основной тенденции Возрождения, его интересов к земной человеческой природе, к человеческой личности, к ее страстям и чувствам, к личности инициативной, предприимчивой, борющейся за лучшее место в жизни. Шекспир — поэт аристократии в период начинающегося сотрясения ее могущества, ее психики, в тот период, когда она подвергается напору со стороны агрессивной торговой буржуазии («Венецианский купец»). Человеческие страсти: любовь («Ромео и Джульетта»), ревность («Отелло», «Зимняя сказка»), властолюбие («Макбет»), мстительность и алчность («Венецианский купец»), самодурство, неблагодарность, раскаяние («Король Лир»), пессимизм, меланхолия, гнет рефлексии, тоска по правде («Гамлет»), и т. д. — озарены гениальным сердцеведом так глубоко, что до последнего времени шекспировский театр остается непревзойденным материалом для актерской игры. Соперник Шекспира, Бен Джонсон отдал дань классическому театру, к-рый возник, как мы видели, под влиянием гуманистического движения, интереса к античной древности. Классический театр был распространен среди образованных и ученых кругов, но он не мог удовлетворить массовую публику, к-рую увлекал Шекспир разнообразием своего театра, шедшего от народной драмы, хотя и не избежавшего влияния классицизма; «Юлий Цезарь», «Антоний и Клеопатра», «Кориолан» — трагедии с античными сюжетами, но пропущенные сквозь призму шекспировского времени, поставившие проблемы величайшего значения.
        Таков был английский театр при Елизавете и ее преемниках, Якове I и Карле I. После победы буржуазии, — пуританской революции 1648, казнившей короля, — английский театр снова подвергается преследованиям, и литература приобретает суровый характер. Поэзия уступает место прозе. Жестокая политическая борьба приводит к исчезновению литературы для развлечения и дает толчок развитию литературы политической. Писатели и мыслители эпохи Кромвеля (правившего до 1658) и реставрации — Мильтон (см.) (1608–1674), Гоббс (1578–1679), Локк (см.) (1632–1704) — ставят важнейшие проблемы народовластия, церкви, воспитания, свободы печати, веротерпимости и т. д. Именно это просветительное движение оказывает в следующем столетии могучее влияние на французских философов, откуда распространяется по всей Европе. Мильтон защищает революцию против монархии, выпускает «Защиту английского народа» и знаменитую «Ареопагитику», замечательный памфлет в защиту свободы печати. В своей поэме «Потерянный рай» он является представителем пуританских идеалов, рассказывает о начале мира, о борьбе бога и сатаны, об изгнании из рая первых людей, снова воссоздает так. обр. библейские сказания, преобразуя их согласно представлениям эпохи Возрождения. Другое патетическое произведение пуританского направления — «Путешествие пилигрима» Бэньяна (1628–1688). — Локк отрицает прирожденные идеи и единственным источником всякого познания объявляет впечатления, к-рые получают наши чувства от внешних предметов. Вслед за Мильтоном Локк предвосхищает теорию Руссо (см.) об общественном договоре и праве народа отказаться от повиновения власти, если она нарушает закон. В эпоху Кромвеля театр замирает, классические традиции поддерживаются только среди преследуемых сторонников королевского дома. После реставрации снова открывается театр, появляются веселые комедии нравов с не всегда пристойным содержанием (Вичерлей, Конгрив и др.), возрождается галантная литература и наконец возникает классицизм французского типа. Его представителем является Драйден (1631–1700), типичный беспринципный поэт распущенного придворного общества реставрации, неудачливый подражатель Корнеля (см.) и Расина (см.), строго отстаивавший три единства и вообще все классические правила.
        После 1688, с установлением конституции, тон литературе дает буржуазия, влияние к-рой ясно ощущается и в романах и на сцене. Новый потребитель требует своей литературы, изображения семейных добродетелей, честных купцов, чувствительности, природы и т. д. Его не трогают сказания о классических героях, о подвигах аристократических предков придворного общества. Ему нужна сатира на распущенные светские нравы. Возникают нравоучительно-сатирические журналы — «Болтун», «Зритель», «Опекун» — Стиля (1671–1729) и Аддисона (1672–1719), с талантливыми бытовыми очерками, обличающими роскошь, пустоту, суетность, невежество и другие пороки тогдашнего общества. Дидактический, сатирический и моральный характер носит образцовая классическая поэзия Попа (1688–1744) (см.), автора «Опыта о человеке». Англия дала толчок не только освободительным идеям французских энциклопедистов, но и положила начало нравоучительной сентиментальной литературе, тому роману нравов, к-рый распространился по всей Европе. Самюэль Ричардсон (см.) (1689–1761), автор «Памелы», «Клариссы» и «Грандиссона» выводит добродетельных мещанских девушек и противопоставляет их распущенным аристократкам, идеализирует мещанские добродетели и заставляет исправляться развращенных представителей жуирующей золотой молодежи. Стерн (см.) пишет свое «Сентиментальное путешествие» и «Тристрама Шенди». Фильдинг (1707–1754) — автор «Сэра Жозефа Адрюза» и «Тома Джонса», менее сентиментальный, чем Ричардсон, но такой же нравоучительный, такой же внимательный к семейным отношениям, наблюдательный реалист, охватывающий нравы и города и деревни. Гольдсмит (см.) (1728–1774), автор «Викфильдского священника», и ряд других писателей создают настоящую чувствительную эпопею трудов и дней буржуазного общества. Выразитель этих настроений в лирике — Томсон (1700–1748), автор «Времен года». И в драме Англия является пионером и создает не только сентиментальный театр, но и его теорию. Новые драматурги — Лилло (см.) (1693–1739), автор «Лондонского купца», изображающий трогательную историю исправившегося молодого купца, Комберлэнд, Эдвард Мур уничтожили три единства, отменили стихотворную форму и торжественный яз. классической трагедии и доказывали, что не одни только государи и вельможи подвергаются несчастиям и страданиям, — идеи, легшие в основу мыслей Дидро (см.) о драме. Даниель Дефо (см.) с его прославленным романом «Робинзон Крузо» — наиболее законченный идеолог средней буржуазии, выражает ее желания и то представление, какое она имеет о себе и о своем месте в государстве. Дж. Свифт (см.) (1667–1745) в знаменитых «Путешествиях Гулливера» едко осмеивает современное английское общество.
        Вторая половина XVIII в. вообще богата разнообразными талантами, с разных сторон освещающими психологические сдвиги, к-рыми сопровождался рост буржуазии, постепенно занимавшей господствующие позиции. Среди других необходимо отметить Т. Смоллетта (1721–1771), автора приключенческих романов — «Приключения Родерика Рэндома», «Приключения Перегрина Пикла», в к-рых сочетаются элементы классицизма с художественными приемами испанских пикаресков, с романтической выдумкой и в то же время с реальными образами, — романов, в к-рых много юмора, сатиры и даже горечи человека, не избалованного удачами. Далее, — Шеридан (1751–1816), автор известной комедии «Школа злословия», остроумной и злой сатиры на общественные пороки. Среди поэтов этой эпохи двое являются крупными предшественниками романтизма: Коллинз (1721–1759), в «Одах» к-рого романтическая выдумка, богатое и разнообразное содержание, нежность чувства и элегические настроения не вполне ладят с пиндаровской классической традицией, сдерживающей его свободное вдохновение; Томас Грей (1716–1771), автор элегий, у к-рого классическое чувство меры без ущерба регулирует импульс свободного вдохновения. Еще более черты приближающегося романтизма сказываются в романах Мэкензи (1745–1831) («Человек чувства», «Юлия де-Рубинье»). Мэкензи подражал Стерну, Ричардсону и Руссо, но внес в свое творчество ту спутанность противоположных чувств, ту сложность переживаний, которые позднее станут характерны для романтизма. «Замок Отранто» Вальполя (1717–1797) — уже настоящий «готический роман» с средневековыми замками, их тайнами и жуткими настроениями. Из школы Вальполя вышла Клара Рив (1729–1807). В романе ее («Старый английский барон») больше естественного чувства, есть также элементы ричардсоновской нравоучительности. Вслед за ней — Анна Радклиф (см.), к-рую можно считать первой представительницей романтизма. Романы: «Замки Алтин и Денбейн», «Тайны Удольфо», «Итальянец» и др. — типичный жанр романтического романа с подземельями, кинжалами, потайными дверьми, чувствительными безупречными девушками, к-рых преследуют бандиты, благородными преданными слугами и т. д. В «Итальянце» предвосхищен тип байроновского героя.
        Романтизма — как школы — не существовало в Англии. Здесь не было, как во Франции и Германии, группы писателей, объединившихся на романтической платформе. И тем не менее ряд типичных признаков романтизма, отличавших А. Л. в первые десятилетия XIX в., дают право говорить о романтическом направлении в Англии. Эти признаки были: протест против классической рассудочности, в особенности против классических правил и противопоставление им индивидуальной поэтической свободы; далее, интерес к народности и к старине, к средним векам — в противоположность античности, к-рая являлась главным содержанием классицизма; интерес к экзотике, к-рый привлек внимание английских романтиков к Шотландии, стране старинных народных песен и легенд. Природа и деревня широким потоком вливаются в английскую романтическую поэзию. Наконец большую роль в английской поэзии романтического периода играют революционные настроения, увлечение французской революцией, политический радикализм. Певцом деревни, республиканцем и поклонником французской революции был Роберт Бэрнс (см.) (1759–1796). Годвин (см.) (1756–1836) в своем романе «Приключения Калеба Вильямса» и др. сочинениях защищает наиболее революционные идеи своего времени не только в области политики, но и в сфере воспитания и брака, идет впереди тогдашней английской революционной мысли. Так наз. «Озерная школа» (от места жительства вокруг озер) включает ряд поэтов. Из них Вордсворт (см.) (1770–1850) был главой школы. Мечтательный, влюбленный в природу поэт маленьких явлений, к-рые он умел делать возвышенными и трогательными, он вместе со своим другом Кольриджем (1772–1834) был представителем того течения в романтизме, к-рое внесло вместе с любовью к природе простой безыскусственный яз., образы патриархальной старины, созерцательность и мечтательность. Третий поэт озерной школы — Соути (см.) (1774–1843) писал в духе своих друзей, присоединив фантастические картины экзотических стран Мексики, Индии, Аравии к идиллическим образам озерной поэзии. И поэты озерной школы увлекались революцией, но недолго. Вордсворт и Кольридж побывали в Германии, где подверглись влиянию немецкого романтического идеализма и закончили свой путь чистым созерцанием.
        Рядом с народническим романтизмом озерной школы величайший поэт эпохи Байрон (см.) (1788–1824) был представителем романтики революционно-аристократической. Презиравший великосветское общество, с к-рым он был связан своим происхождением, оторвавшись от своего класса, не видя ничего привлекательного в представителях капитала, жадных и продажных торгашах, Байрон в молодости разразился пламенной речью в защиту рабочих, но после не возвращался уже к этому вопросу, на всю жизнь остался деклассированным аристократом, мятежным революционером-индивидуалистом, певцом неудовлетворенных разочарованных натур, начав с таинственных демонических скитальцев и разбойников («Гяур», «Лара» и др.). Этот же образ углублен в «Чайльд Гарольде», к-рый стал предметом широкого подражания в европейской поэзии. Закончил Байрон протестом против мироздания и мирового порядка в своих богоборческих трагедиях («Манфред» и «Каин»). К концу жизни Байрон близко подошел к политической и социальной сатире («Дон-Жуан», «Бронзовый век»). Крайний индивидуализм, чувство неудовлетворенности, влечение к Востоку и экзотическим странам, любовь к природе и одиночеству, мечты о прошлом у руин и памятников, — все это делает Байрона поэтом английского романтизма, а его гневные обличительные протесты против всех форм насилия и эксплоатации, его связи с итальянскими карбонариями и борьба за освобождение Греции сделали его певцом свободы в глазах европейской интеллигенции. Его друг Шелли (см.) (1792–1822), гениальный лирический поэт, также аристократ, подобно Байрону соединяет в своей поэзии мир фантастической романтики с революционным протестом против складывающегося буржуазно-капиталистического общества. В своей поэме «Королева Маб» он изображает это общество, где все «на публичном продается рынке», где с помощью жестокого голода хозяин гонит своих рабов под иго наемного труда. Таким же революционером-романтиком выступает Шелли в других своих поэмах («Лаон и Цитна», «Раскованный Прометей» и др.). Вальтер Скотт (см.) (1771–1831) обнаруживает, как и два великих поэта, тенденцию к старине. Он был создателем исторического романа («Айвенго», «Роб-Рой», «Квентин Дорвард», «Тамплиеры» и др.), в к-ром умел соединять правдоподобие и реализм с богатой романтической фантастикой и изображать наиболее драматические моменты национальной истории Шотландии и Англии.
        В первой трети XIX в. завершается первая стадия борьбы дворянства и промышленной буржуазии, к-рая все более становится господином положения. Борьба против хлебных законов, чартизм и выступления рабочего класса, властно заявляющего о своих требованиях, отодвигают на второй план феодальную романтику и патриархально-мечтательную поэзию. Город с его практическими интересами, усиливающаяся буржуазия, начинающаяся социальная борьба между нею и рабочим классом становятся главным содержанием А. Л., а реализм — ее преобладающей формой. Вместо средневекового замка — фабричный город, вместо далекой старины — кипучая современная промышленная жизнь, вместо фантастических образов изобретательного воображения — точное, почти фотографическое, изображение действительности. Бульвер (см.) (1803–1873), еще продолжающий традиции романтизма, аристократ по происхождению, наполняющий свои романы превращениями, чудесами и уголовщиной, оставляет нам однако ряд литературных документов, имеющих социальное значение, изображает процесс обеднения и разложения дворянства (романы — «Пельгам», «Ночь и утро» и др.). Диккенс (см.) (1812–1870), наиболее прославленный писатель этой эпохи, развертывает широкую картину жизни буржуазно-капиталистического общества в своих известных романах: «Тяжелые времена», «Давид Копперфильд», «Домби и Сын», «Пикквикский клуб», «Николай Никкльби» и др., создает галлерею типов капиталиста. Мелкобуржуазная, гуманная, интеллигентская точка зрения Диккенса мешает ему стать на сторону революционной части рабочего класса. Он дает потрясающие картины сухости, жадности, жестокости, невежества и эгоизма капиталистов, но он пишет для поучения эксплоататоров и не думает об организации сил эксплоатируемых. Его цель — трогать человеческие сердца зрелищем страдания, а не будить ненависть и звать к восстанию. Более озлоблен, более саркастичен и жесток в своей критике дворянско-буржуазного общества Теккерей (см.) (1811–1863), автор романов «Ярмарка тщеславия», «Пенденнис». Автор не видит выхода. Он исполнен пессимизма и раздражения. Он, как и Диккенс, не в состоянии понять освободительной роли начинающегося революционного рабочего движения. Колеблющаяся как всегда между крупным капиталом и рабочим движением мелкобуржуазная мысль искала соглашательских путей. Кингсли (1819–1875) в своих романах «Yeast» и «Alton Locke» рисует ужасы эксплоатации и нужды, но спасение видит в христианском социализме, в «духе божием», в раскаявшихся богачах, обратившихся к благотворительным делам. Дизраэли (см.) (1805–1881), впоследствии знаменитый лорд Биконсфильд, вождь ториев (романы «Сибилла» и др.), изобразив в ярких красках пороки буржуазно-аристократического общества и бедствия крестьян и рабочих, высказывается отрицательно против революции и видит спасителей в лице энергичных и деятельных аристократов, берущих на себя дело устроения народного благосостояния. Не только роман, но и лирическая поэзия вдохновляется социальными темами, и основной вопрос, выдвинутый эпохой, — вопрос об эксплоатации рабочего класса капиталом, — разрешается в духе расплывчатой гуманности и нравственного усовершенствования. Поэты, как Томас Гуд (см.) (1798–1845) или Эбинезер Эллиот (см.) (1781–1849), в своих стихотворениях изображают отдельные моменты тяжелого существования рабочих и городской нищеты, создают песни против хлебных законов, дают образы работниц, доведенных нищетой до проституции и самоубийства. Но и их положительные идеалы сводятся к благотворительности, к какой-нибудь лэди, постигшей свой долг благодаря назидательному сновидению и посвятившей свою жизнь облегчению участи бедняков.
        По мере приближения к концу XIX в. в европейской, в частности в английской литературе, реалистическое и социальное направление начинает уступать место возрождающимся идеям индивидуализма и эстетизма. Вместо воинствующих капиталистов, пролагающих себе путь борьбой и энергией, создающих предприятия, вместо Домби и Градгриндов, тон литературе начинают задавать те представители буржуазии, к-рые получили свои капиталы по наследству, не прошли суровой школы жизни, к-рые могут наслаждаться наследием отцов, стали любителями и ценителями искусств, покупателями дорогих картин и изящных томиков поэзии. Расцветает литература утонченных переживаний, мимолетных впечатлений. Индивидуализм, чистое искусство, эротика, культ настроений — отличительные черты литературы конца века. Правда, основная тема эпохи — организация общества, уничтожение эксплоатации, положение рабочего класса — занимает большое место в литературе, но и социализм конца века — есть социализм эстетический. Джон Рёскин (1819–1900) исходит из идеала красивой жизни, зовет общество к старым патриархальным ремесленным формам производства и восстает против индустриализма и капитализма. Он вдохновляет школу художников, известных под именем прерафаэлитов (см.), среди к-рых мы видим Россетти (см.) (1828–1882) и Вильяма Морриса (1834–1896), автора романов — «Сон Джона Боля» и «Известия ниоткуда», защитника социализма и в то же время страстного эстета, вместе с Россети искавшего идеалов красоты в прошлых веках, мечтавшего вызвать социальную революцию путем эстетического воспитания рабочих. Рядом с прерафаэлитами — Теннисон (1809–1892), поэт чистого искусства, свободного от мотивов социальной борьбы, Роберт Броунинг (1812–1889) (см.) и его жена Елизавета Баррет-Броунинг (1806–1861), Свинберн (1835–1909), в поэзии к-рого неясно переплетаются идеалы вечной красоты и защита эксплоатируемых. Наибольшей популярностью из поэтов этого направления пользовался Оскар Уайльд (1856–1900), «король эстетов», в своих «Замыслах» и в романе «Портрет Дориана Грея» создавший «религию красоты» и культ освобождающего вымысла, провозгласивший единственной реальностью творения искусства, утверждавший, что искусство создает жизнь, а не наоборот.
        Продолжающийся рост индустрии вводит новые темы в литературу — урбанизм, машинизм. Литература становится динамичной, развивается сатира против капиталистического уклада жизни. Бернар Шоу (см.) (1856–) — самый блестящий и парадоксальный из писателей сатириков, виртуоз софизмов, остроумный автор мистификации, умеренный социалист, собирающийся впрочем улучшить положение рабочих при помощи буржуазии. Герберт Уэльс (см.) (1868–) — автор фантастических романов, проникнутых пафосом техники, рисующих чудеса индустрии, волшебно преобразующей жизнь, соединяющей планеты, позволяющей человеку переселяться и в прошлое и в будущее. Этот процесс одновременного нарастания социалистических тенденций и консервативно-индивидуалистических и эстетических устремлений сопровождается рядом разнообразных литературных явлений. Империализм и шовинизм, имеющий своего представителя в лице Чемберлена, бурская война, культ Китченера, — все это находит свое литературное отражение в творчестве Редиарда Киплинга (см.) (1865–), самого талантливого из писателей-националистов, автора колониальных рассказов и поэм, где возвеличивается колониальная политика Англии, где угнетение отсталых народов прославляется как осуществление великой цивилизаторской миссии. Другое явление — реакция против машинизма, вызывающая возрождение в литературе религиозных течений, порывов в потусторонний мир, теософии, спиритизма, оккультизма и т. д. Уже Самюэль Бётлер (1835–1902) и Мередит (1828–1909), столь несходные между собою в других отношениях, делают однако общее дело, пролагая путь спиритуализму, пытаются построить новую религию на основах современности, пользуясь для этого опытом и исследованием. Черты романтической символики мы находим в творчестве Йетса (1865–), представителя так наз. «кельтского возрождения», и у другого его представителя, тоже ирландца, более склонного к реализму и натурализму, — Синга (1871–1909). Другой формой протеста против машинизма было ницшеанство, культ силы и гипертрофированный эстетизм, все те модернистские идеи, влияние которых нетрудно уловить не только у Оскара Уайльда, но и в творчестве Стевенсона (см.) (1850–1894), утонченного автора образцовых авантюрных романов, а также Джорджа Мура (1852–), говорившего почти языком Заратустры (в «Исповеди молодого человека») о своем презрении к состраданию и к христианской морали, о красоте жестокости, силы и красоте преступления.
        Эта же враждебность к индустриальному веку породила струю пессимизма в А. Л. среди тех писателей, к-рые не могли примирить машинизм с душевным равновесием. Джемс Томсон (1834–1882) — один из замечательных поэтов, через всю поэзию к-рого проходит в качестве лейтмотива основная тема — мука жизни, мрачное величие отчаяния. Самый популярный и может быть самый глубокий из пессимистов — Томас Гарди (1848–1928), создатель грандиозной драматической эпопеи «Династы» и ряда романов, по преимуществу из жизни деревни и провинции. Над судьбой человека, по его учению, тяготеет темный и злой рок, непостижимый случай, жестокая неизбежность. Враг предрассудков и современного брака, ложащегося гнетом на женщину, враг цивилизации в духе Руссо или Толстого, Гарди не находит выхода из терзающих его мыслей. Тем же пессимизмом проникнут Джордж Роберт Гиссинг (1857–1903) — бытописатель лондонских низов и голодающей литературной богемы, ученик Диккенса, но лишенный его юмора и его филантропической веры, ничего не ждавший одинаково «ни от филантропии богатых, ни от восстания бедных». Пессимистичен и основной тон творчества Джозефа Конрада (1856–1913). Конрад принадлежит к числу наиболее сильных и сложных писателей современности, поражает богатством и разнообразием языка. Он стремится проникнуть в глубину человеческой природы и использовать все средства для того, чтобы передать впечатление реального нашему сознанию: «красочность живописи, пластичность скульптуры и магическое действие музыки». Он рисует все виды человеческих страданий, он не идеализирует человека, потому что убежден, что неискоренимый эгоизм делает человека волком другому человеку. Больше быта и здорового реализма у Арнольда Беннетта (1867–), изобразителя нравов низших слоев провинциальной буржуазии, и больше верного социального инстинкта у Гелсуорси (1867–), к-рый видит источник социальных конфликтов в существовании частной собственности. Честертон (1874–) — враг дряблости, проповедник активизма, но активизма средневековых корпораций, ревностный католик, убежденный, что развитие индустрии — источник социального рабства. Джемс Барри (1860–) — бытописатель шотландских крестьян, Конан Дойль (см.) (1860–) — прославленный автор исторических и полицейских романов, Роберт Хиченс (1864–) — сатирик и романтик, Израель Зангвилл (1864–) — автор «Детей Гетто», бытописатель еврейской бедноты, и ряд других, менее значительных, завершают литературную деятельность старшей группы современных писателей.
        Пути нового поколения еще не обрисовались отчетливо. В большинстве случаев это реалисты, к-рые однако не прочь затронуть и оккультные силы души. После стремления к ясности, ведущего свое происхождение от французских традиций, А. Л. пережила период сильного русского влияния, гл. обр. Достоевского. Этому влиянию соответствует аморфность в литературе, реакция против французской пластичности. Уолпол (1884–), один из наиболее модных романистов, сам легко следует за модой; Оливер Онионс приобрел известность трилогией, в к-рой описывает богему, натурщиц, машинисток, бедных художников и т. д.; Джилберт Каннан (1884–), Комптон Макензи (1883–), Лауренс (1887–) и ряд других молодых писателей, привлекающих в настоящее время внимание английского читателя, затрагивают самые разнообразные темы, изображают различные классы общества, критикуют социальные ценности, но их собственное мировоззрение чаще всего сводится к туманному гуманитаризму. Они сильнее в критике, чем в своих положительных идеях, и пока никому из них не удалось превзойти великих «стариков», как Шоу, Уэльс или Гарди.

Библиография:
На русском яз. имеется несколько устарелая, но все еще сохранившая свое значение книга Тэна, Развитие политической и гражданской свободы в Англии в связи с развитием литературы, СПБ., 1876 (2 тома); Жюссеран, История английского народа в его литературе, СПБ., 1898; Брандес Г., Английская литература (в собрании его сочинений), Киев, 1903; Геттнер Г. Т., История всеобщей литературы XVIII в. Английская литература, пер. Пыпина, М., 1868. Кроме того отдельные главы посвящены А. Л. в курсах по истории зап.-европейских литератур: Когана П., Луначарского А., Фриче В., Розанова М. и др. — На иностранных яз.: Wülker R., Geschichte der englischen Literatur, Lpz., 1896, 1907; Maigron L., Roman historique à l’époque romantique, P., 1898; Ten Brink, Geschichte der englischen Literatur, 2 Aufl., Strassburg, 1899; Gross W. L., The developement of english Novel, 1899; Cazamian L., Le roman social en Angleterre, 1903; Courthope W. J., History of English Poetry, 1903–1905; Garnett and Gosse, English Literature, Lond., 1904; Ward, History of English Dramatic Literature; Sharp, Short history of the english Stage, 1904; Chevrillon André, Nouvelles études anglaises, P., 1910; Laurent R., Études anglaises, 1910; Roz Pirmin, Le Roman anglais contemporain, P., 1912; Phelps W. L., Advance of english Novel, 1919; Elton O., Survey of english Literature, 1920; Chevalley Abel, Le roman anglais de notre temps, P., 1921; Cazamian M. L., Le roman et les idées en Angleterre, P., 1923; Tehr Bernard, Die englische Literatur des XIX und XX Jahrhunderts, B., 1923; Schirmer Walter F., Der englische Roman der neuesten Zeit, 1923; Legouise et Cazamian L., Histoire de la littérature anglaise, P., 1925; Lalou René, Littérature anglaise, 1927. Энциклопедии по А. Л.: Chamber, Cyclopoedia of English Literature, 1903 (посл. изд. 1905); Waller and Word, Cambridge History of Engl. Lit., 15 vv., 1908–1924.

Литературная энциклопедия. — В 11 т.; М.: издательство Коммунистической академии, Советская энциклопедия, Художественная литература.1929—1939.



Смотреть больше слов в «Литературной энциклопедии»

АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК →← АНГЕЛУС СИЛЕЗИУС

Смотреть что такое АНГЛИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА в других словарях:

АНГЛИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

АНГЛИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА. Обыкновенно начало А. Л. относят к началу VII в. христ. эры. К концу VII в. заканчивается процесс завоевания Британии англами и саксами, двумя германскими племенами, вытесненными с континента, где они занимали территорию между Эльбой и Одером. Эти племена принесли с собою предания и сюжеты, составлявшие содержание общегерманской поэзии на континенте. Но обработка их на новой родине совершалась под влиянием исторических событий, происходивших уже на британской территории. В этих обработках сказывается и соприкосновение с туземным кельтским населением, частично подвергшимся римскому влиянию, переход к оседлым формам быта, а, главное - воздействие христианства, которое привело духовенство в близкую связь с латинской культурой и, с другой стороны, оборвало его связи с континентальными германцами, сохранившими язычество. Поэтому и первые крупные памятники англосаксонской литературы - памятники латинские - принадлежат представителям духовенства (Альдгельм, живший во второй половине VII в., автор витиеватой прозы и стихов; Беда Преподобный (672-735) - автор знаменитой «Церковной истории англов», один из образованнейших людей своего времени, имевший влияние далеко за пределами своей страны, отличавшийся простотой стиля, достигавшего местами яркой художественной выразительности; Алкуин (ум. 804) - ученый монах, знаток грамматики, риторики, диалектики, переехавший в 60-летнем возрасте ко двору Карла Великого). Есть указания, что эти блестящие представители латинской литературы в Англии писали и на англо-саксонском яз., но эти произведения не дошли до нас. В латинскую поэзию они перенесли художественные приемы англо-саксонского творчества; с другой стороны, у них нетрудно уловить отголоски времен язычества.<p class="tab">Что касается древнейших памятников англо-саксонского языка, то крупные поэтические произведения доходят до нас от XI в., если не считать памятников документального характера, хроник, текстов законов и т. д. Мы имеем короткие поэмы, рисующие певцов еще языческого периода («Видсид», «Жалоба Деора») в переработке писателей из христианского духовенства. Самым замечательным памятником древней английской поэзии является поэма о Беовульфе. Содержание ее - события, относящиеся к первой половине VI в., эпохе борьбы франков с готами. Древность ее сюжета, и то обстоятельство, что в ее героях не было ничего чисто англо-саксонского, породили даже предположение, что поэма была переработкой одной из скандинавских легенд. Но несомненно, что по языку и по проникающим ее моральным тенденциям она гармонирует с другими памятниками англо-саксонской поэзии того времени.</p><p class="tab">Рядом с поэзией, использующей языческие сюжеты, до нас дошли памятники, свидетельствующие о широком развитии собственно христианской поэзии (Кэдмон, Кюневульф). Самым блестящим периодом англо-саксонской образованности и письменности до нашествия норманнов по справедливости считается эпоха Альфреда Великого, победителя датчан, в течение почти двух веков опустошавших Британию. Альфред много сделал для восстановления разрушенной культуры, для поднятия образованности, сам был писателем и переводчиком (перевел между прочим на англо-саксонский яз. «Церковную историю» Беды).</p><p class="tab">Во второй половине XI в. Англия подвергается новому нашествию. Она подпадает под власть норманнов, офранцузившихся скандинавов, к-рые на несколько столетий утверждают в Англии господство французского яз. и французской литературы. Начинается длительный период, известный в истории под именем периода англо-норманской литературы. В течение первого столетия после нашествия норманнов литература на англо-саксонском яз. почти исчезает.</p><p class="tab">И только спустя столетие снова появляются на этом языке литературные памятники церковного содержания и позже светские, представлявшие собой переводы французских произведений. Благодаря этому смешению языков снова среди образованного общества большое значение приобретает латинский яз., на к-ром расцветает литература хроник. Период французского господства оставил важный след в дальнейшей истории А. Л., к-рая, по мнению некоторых исследователей, более связана с художественными приемами и стилем французской литературы норманского периода, чем с древней англо-саксонской литературой, от к-рой она была искусственно оторвана.</p><p class="tab">К XIV в. как бы заканчивается процесс растворения норманнов в туземном населении и формируется новый английский язык, объединивший элементы англо-саксонского и французского языков. Норманны сыграли большую роль в распространении кельтских сюжетов (Сказания о короле Артуре) во всей европейской поэзии. Уже около 1300 английский священник Лайамон использовал эти сказания для своей поэмы «Бретт».</p><p class="tab">После Лайамона появляется ряд произведений, отмечающих процесс вбирания в себя туземным творчеством французской литературы и их органического слияния («Филин и соловей», «Havelock», «Horn» и др.). Национальное возрождение в литературе связано с начинающимся сотрясением патриархально-феодального уклада, с ростом денежного хозяйства и с крестьянскими восстаниями. Уже в середине XIII в. появляется поэзия политического и социального протеста, бичующая пороки дворянства и духовенства, протестующая против налогов, против злоупотреблений чиновников и даже короля, прикрывающего своих фаворитов и распускающего для этой цели парламент («Song of the Husbandman»). Эта сатирическая литература, возникающая из среды народа, находит свое завершение в XIV в. в поэме Ленглэнда «Видение о Петре пахаре», к-рая хотя и написана в морализирующем духе, однако не лишена революционного значения, т. к. является идеологическим выражением недовольства, накопившегося в массах трудового крестьянства. К XIV в. появляются на английском яз. различные формы поэзии, к-рые отличаются своим сатирическим содержанием, перерабатываются фаблио. С обострением социальной борьбы литература в XIV в. приобретает большой общественный интерес. В ней можно различить влияние классовых стремлений. Любопытным образчиком в этом отношении, наряду с упомянутой поэмой о Петре пахаре, является поэма Гоуэра «Vox Clamantis», написанная на латинском языке. Гоуэр, крупный собственник, был последним писателем англо-норманского (французского) языка, перешедший к английскому после успехов его современника Чосера. Поэма Гоуэра показательна как свидетельство испуга, овладевшего его классом после крестьянского восстания Уот Тайлора.</p><p class="tab">Величайшим художником XIV в., к-рому пришлось дать художественное воплощение его общественно-психологической сущности, был Чосер (см.) (1340-1400), автор знаменитых «Кентерберийских рассказов». Чосер одновременно завершает эпоху англо-норманской и открывает историю новой А. Л. Всему богатству и разнообразию мысли и чувствований, тонкости и сложности душевных переживаний, характеризующих предшествующую эпоху, он дал выражение на английском яз., завершив опыт прошлого и уловив стремления будущего. Среди английских диалектов он утвердил господство лондонского диалекта, языка, на к-ром говорили в этом крупном торговом центре, где находилась резиденция короля и оба университета. Но Чосер является не только основателем нового английского языка. Он был первым глубоким выразителем того чувства жизни, того бодрого и жадного внимания ко всем сторонам действительности, к-рые утверждаются в литературе вместе с ростом буржуазии и национального самосознания. Он отбрасывает дидактику и аллегорию, отвлеченное морализирование, господствовавшее в современной ему литературе, - приемы, к-рыми долгое время пользовался сам, - подходит непосредственно к природе и жизни, изображает все их разнообразие, все классы общества, он - один из величайших реалистов и творец разнообразнейших стихотворных форм.</p><p class="tab">Объективно Чосер делал общее дело с своим знаменитым современником Виклефом (1320-1384). Виклеф примыкает к обличительной литературе, направленной против духовенства, но он идет дальше, является предшественником реформации, восстает против самой догмы католицизма, против идеи папского авторитета, переводит Библию на английский яз., обращается к народу в своей борьбе с папством и так. обр. делает предметом публичного обсуждения те вопросы, решение к-рых до этого времени составляло монополию католического духовенства. Виклеф и Чосер своей литературной деятельностью знаменуют первое сотрясение идеи католического спиритуализма, возникновение интереса к земной природе человека, интереса к личности, нового мироощущения, в связи с развитием торговли, денежного хозяйства, инициативы и предприимчивости, всего того, что принесла с собою усиливающаяся торговая буржуазия.</p><p class="tab">Чосер был ранним ярким проявлением возникающего нового сознания. От него тянутся нити к Шекспиру, который через два столетия даст глубочайшее выражение этому процессу в другом разрезе. Чосеровская традиция слабеет в следующем веке, несмотря на подражателей (Лидгэт и Окклив). В литературном отношении это столетие мало замечательно. Необходимо отметить большой интерес именно в этом веке к живой народной поэзии, к-рая, как мы знаем, существовала уже и в XIII и в XIV вв. Но в XV в. эта поэзия проявляет особенно активную жизнь, и наиболее старинные образцы ее, сохранившиеся до нашего времени, принадлежат этому веку. Большой популярностью пользовались особенно баллады о Робине Гуде.</p><p class="tab">В следующем XVI в. развитие капитализма идет еще более быстрыми шагами. Землевладельцы предпочитают шерстяную промышленность обработке земли. Разведение овец ведет к обезземелению крестьян. Открытие Америки, рост промышленности и городов все более толкают Англию на борьбу за первенство на морях и скоро дадут возможность Шекспиру в «Венецианском купце» говорить о богаче-коммерсанте, корабли к-рого развозят товары по всему миру. У начала XVI в. и у начала следующего XVII в. стоят два великих литературных памятника, воплотивших высшее достижение социальной и философской мысли, связанной с этим веком. Это «Утопия» Томаса Мора (1516) и «Novum Organum» Бэкона (1620). Томас Мор - типичный представитель английского гуманизма. Его «Утопия» - общественная организация, построенная в духе идеалов гуманизма. Ее цель - счастье человека, благосостояние всей общины. Ему чужд средневековый спиритуализм, те утешения, которые предлагала за гробом католическая церковь взамен земных страданий. Он желает радости здесь, на земле. Поэтому в его общине нет собственности, господствует обязательный труд для всех ее членов, чередуются работа в городе и в деревне, установлена полная религиозная терпимость, благодаря идеальной организации общества отсутствует преступление и т. д. Произведение Бэкона - книга, от к-рой можно вести развитие позитивной мысли. Автор исходит из наблюдения и опыта как источников познания истины, считает, что не знает того, что лежит за их пределами.</p><p class="tab">XVI в. - век расцвета английского гуманизма, к-рый возник здесь позднее чем в Италии, встретился с реформацией, наложившей на него отпечаток большей суровости. И здесь мы имеем влияние классической литературы, к к-рому присоединяется влияние итальянской поэзии, в особенности Петрарки. Расцветает форма сонета, введенного Томасом Уэйаттом (1503-1542) и вслед за ним более талантливо разработанного Серрей (1517-1547). Джон Лили (1554-1606) пишет роман «Эвфуес», к-рый положил начало особому стилю, известному под именем эвфуизма, стилю манерному и жеманному, и стал предметом многочисленных подражаний. Лучшее из них - роман Томаса Лоджа (1558-1625) «Розалинда», к-рый не остался без влияния на Шекспира («Как вам будет угодно»). Характерный для эпохи Ренессанса пастушеский роман получает большое распространение в Англии. Один из известнейших романов этого рода («Аркадия») принадлежит Филиппу Сиднею (1554-1586). Он соединил здесь два жанра - пастораль и рыцарский роман - и пользуется изысканным стилем, который повторит Шекспир в таких трагедиях, как «Ромео и Джульетта». Славу Сиднея, к-рому подражали десятки поэтов в течение целого века, делил Эдмунд Спенсер (ум. 1559), автор знаменитой «Королевы фей», поэмы, привлекавшей его современников не глубиной содержания, а причудливой пестротой и яркостью красок, запутанной и сложной интригой, необычайной фантастичностью сюжета, великолепием картин и образов.</p><p class="tab">Но наибольшего блеска А. Л. эпохи Ренессанса достигает в области театра. В XV в. средневековая мистерия становится как бы застывшей формой и не обнаруживает тенденции к дальнейшему развитию, благодаря реформации, к-рая вытесняет ее, содействуя развитию других драматических жанров. Особенно в большом ходу «моралитэ», к-рые используются для борьбы с папством и обличают дворянина и торговца («Сатира» Линдсэ - 1490-1555, - направленная против «трех сословий» - дворянства, духовенства и купечества, изображающая, между прочим, под именем Pauper’а, бедняка, доведенного до нищеты поборами землевладельца и священника); сцены на сюжеты из священной истории Бэль (1495-1563), пьеса которого «Иоанн Безземельный» уже предвозвещает шекспировскую хронику; «интерлюдии» или фарсы, шуточные представления, очень популярные в широких массах в провинции и в столице, вытеснившие постепенно мистерии и моралитэ; особенно известен как автор интерлюдий Джон Гейвуд (ум. 1580); «маски» - великолепные, очень сложные представления, соединяющие мифологию, аллегорию и феерию, сопровождаемые символическими танцами и музыкой, предтечи балета и оперы («маски» талантливо писал Самуил Даниель (1562-1619)), и т. д. Рядом с этими многочисленными жанрами, развившимися из народной драмы, на формирование английского театра уже в середине XVI в. начинают оказывать влияние классическая комедия и трагедия. Это влияние проникает через школы и университеты, где пишутся и разыгрываются преподавателями и учениками пьесы в классических формах, в особенности в подражание Плавту и Сенеке, многие трагедии к-рого были переведены на английский яз. Первую оригинальную классическую трагедию издали Томас Саквилль и Томас Нортон в 1562 («Горбодук, или Феррекс и Поррекс»). Так. обр. английский национальный театр вобрал в себя самые разнообразные формы, начиная с мистерий и кончая театром классическим и формами, выработанными в Италии и Франции. В Англии театр был действительно народным видом искусства, открыт всем, был одновременно и газетой и клубом, светской церковью в противоположность, напр., Франции, где создателями театра являлись избранные круги гуманистов, где народная традиция, связь с средневековой мистерией оборвалась и в 1548 были даже полицейским приказом запрещены народные представления мистерий. В середине века в Англии появляются профессиональные труппы актеров, идущие на смену прежним любителям, игравшим мистерии. Труппы эти преследуются городскими властями, к-рые рассматривали актеров как бездомных бродяг, опасались нарушения порядка и скопления толпы. Преследования особенно усиливались под влиянием пуританской буржуазии и пуританских проповедников, агитировавших против «греховных» развлечений. Актеры, игравшие в тавернах, искали покровительства у знатных вельмож и приписывались к тому или другому аристократу. Двор и таверны, где собирались низшие слои народа, были главными потребителями театра. Первый королевский патент был выдан труппе графа Лейстера в 1574, первый театр был построен в Лондоне в 1576.</p><p class="tab">Разнообразные богатые поэтические элементы, вошедшие в английский театр, борьба буржуазии с дворянством и жадная к зрелищам публика больших городов - слуги, приказчики, солдаты, мелкие торговцы, ремесленники и т. д., - все это наполнило английский театр глубоким содержанием. В эпоху Елизаветы (1558-1603) театр достигает такого расцвета, какого не знает история, отвечает вкусам всех классов общества, изображая и трагические моменты английской истории, трагедии королей и аристократии, и семейные драмы буржуазии, и грубые нравы городских низов, вводя и шутки и юмор, одинаково увлекающие и аристократию и городскую толпу. Большинство драматургов елизаветинского времени отмечены печатью оригинальности и таланта, отражают преобладающие вкусы той или другой группы населения: Лили (1554-1606), Роберт Грин (1560-1592), Марло (см.) (1563-1593), Кид (1558-1594), Наш (1567-1601), Лодж (1558-1625) и несколько более поздние - Бен Джонсон (см.) (1574-1637), Вебстер (1575-1624), Джон Флетчер (1579-1625), Бьюмонт (1584-1616), Форд (1586-1639), Чапман (ум. 1634). Все эти имена были затемнены именем Шекспира (см.). Впрочем, в настоящее время с большим основанием оспаривается принадлежность ему знаменитых пьес. Тщательный анализ шекспировских трагедий и комедий заставляет предполагать, что автором их является один из аристократов елизаветинской эпохи, скрывшийся за Шекспиром. Шекспир был глубочайшим выразителем основной тенденции Возрождения, его интересов к земной человеческой природе, к человеческой личности, к ее страстям и чувствам, к личности инициативной, предприимчивой, борющейся за лучшее место в жизни. Шекспир - поэт аристократии в период начинающегося сотрясения ее могущества, ее психики, в тот период, когда она подвергается напору со стороны агрессивной торговой буржуазии («Венецианский купец»). Человеческие страсти: любовь («Ромео и Джульетта»), ревность («Отелло», «Зимняя сказка»), властолюбие («Макбет»), мстительность и алчность («Венецианский купец»), самодурство, неблагодарность, раскаяние («Король Лир»), пессимизм, меланхолия, гнет рефлексии, тоска по правде («Гамлет»), и т. д. - озарены гениальным сердцеведом так глубоко, что до последнего времени шекспировский театр остается непревзойденным материалом для актерской игры. Соперник Шекспира, Бен Джонсон отдал дань классическому театру, к-рый возник, как мы видели, под влиянием гуманистического движения, интереса к античной древности. Классический театр был распространен среди образованных и ученых кругов, но он не мог удовлетворить массовую публику, к-рую увлекал Шекспир разнообразием своего театра, шедшего от народной драмы, хотя и не избежавшего влияния классицизма; «Юлий Цезарь», «Антоний и Клеопатра», «Кориолан» - трагедии с античными сюжетами, но пропущенные сквозь призму шекспировского времени, поставившие проблемы величайшего значения.</p><p class="tab">Таков был английский театр при Елизавете и ее преемниках, Якове I и Карле I. После победы буржуазии, - пуританской революции 1648, казнившей короля, - английский театр снова подвергается преследованиям, и литература приобретает суровый характер. Поэзия уступает место прозе. Жестокая политическая борьба приводит к исчезновению литературы для развлечения и дает толчок развитию литературы политической. Писатели и мыслители эпохи Кромвеля (правившего до 1658) и реставрации - Мильтон (см.) (1608-1674), Гоббс (1578-1679), Локк (см.) (1632-1704) - ставят важнейшие проблемы народовластия, церкви, воспитания, свободы печати, веротерпимости и т. д. Именно это просветительное движение оказывает в следующем столетии могучее влияние на французских философов, откуда распространяется по всей Европе. Мильтон защищает революцию против монархии, выпускает «Защиту английского народа» и знаменитую «Ареопагитику», замечательный памфлет в защиту свободы печати. В своей поэме «Потерянный рай» он является представителем пуританских идеалов, рассказывает о начале мира, о борьбе бога и сатаны, об изгнании из рая первых людей, снова воссоздает так. обр. библейские сказания, преобразуя их согласно представлениям эпохи Возрождения. Другое патетическое произведение пуританского направления - «Путешествие пилигрима» Бэньяна (1628-1688). - Локк отрицает прирожденные идеи и единственным источником всякого познания объявляет впечатления, к-рые получают наши чувства от внешних предметов. Вслед за Мильтоном Локк предвосхищает теорию Руссо (см.) об общественном договоре и праве народа отказаться от повиновения власти, если она нарушает закон. В эпоху Кромвеля театр замирает, классические традиции поддерживаются только среди преследуемых сторонников королевского дома. После реставрации снова открывается театр, появляются веселые комедии нравов с не всегда пристойным содержанием (Вичерлей, Конгрив и др.), возрождается галантная литература и наконец возникает классицизм французского типа. Его представителем является Драйден (1631-1700), типичный беспринципный поэт распущенного придворного общества реставрации, неудачливый подражатель Корнеля (см.) и Расина (см.), строго отстаивавший три единства и вообще все классические правила.</p><p class="tab">После 1688, с установлением конституции, тон литературе дает буржуазия, влияние к-рой ясно ощущается и в романах и на сцене. Новый потребитель требует своей литературы, изображения семейных добродетелей, честных купцов, чувствительности, природы и т. д. Его не трогают сказания о классических героях, о подвигах аристократических предков придворного общества. Ему нужна сатира на распущенные светские нравы. Возникают нравоучительно-сатирические журналы - «Болтун», «Зритель», «Опекун» - Стиля (1671-1729) и Аддисона (1672-1719), с талантливыми бытовыми очерками, обличающими роскошь, пустоту, суетность, невежество и другие пороки тогдашнего общества. Дидактический, сатирический и моральный характер носит образцовая классическая поэзия Попа (1688-1744) (см.), автора «Опыта о человеке». Англия дала толчок не только освободительным идеям французских энциклопедистов, но и положила начало нравоучительной сентиментальной литературе, тому роману нравов, к-рый распространился по всей Европе. Самюэль Ричардсон (см.) (1689-1761), автор «Памелы», «Клариссы» и «Грандиссона» выводит добродетельных мещанских девушек и противопоставляет их распущенным аристократкам, идеализирует мещанские добродетели и заставляет исправляться развращенных представителей жуирующей золотой молодежи. Стерн (см.) пишет свое «Сентиментальное путешествие» и «Тристрама Шенди». Фильдинг (1707-1754) - автор «Сэра Жозефа Адрюза» и «Тома Джонса», менее сентиментальный, чем Ричардсон, но такой же нравоучительный, такой же внимательный к семейным отношениям, наблюдательный реалист, охватывающий нравы и города и деревни. Гольдсмит (см.) (1728-1774), автор «Викфильдского священника», и ряд других писателей создают настоящую чувствительную эпопею трудов и дней буржуазного общества. Выразитель этих настроений в лирике - Томсон (1700-1748), автор «Времен года». И в драме Англия является пионером и создает не только сентиментальный театр, но и его теорию. Новые драматурги - Лилло (см.) (1693-1739), автор «Лондонского купца», изображающий трогательную историю исправившегося молодого купца, Комберлэнд, Эдвард Мур уничтожили три единства, отменили стихотворную форму и торжественный яз. классической трагедии и доказывали, что не одни только государи и вельможи подвергаются несчастиям и страданиям, - идеи, легшие в основу мыслей Дидро (см.) о драме. Даниель Дефо (см.) с его прославленным романом «Робинзон Крузо» - наиболее законченный идеолог средней буржуазии, выражает ее желания и то представление, какое она имеет о себе и о своем месте в государстве. Дж. Свифт (см.) (1667-1745) в знаменитых «Путешествиях Гулливера» едко осмеивает современное английское общество.</p><p class="tab">Вторая половина XVIII в. вообще богата разнообразными талантами, с разных сторон освещающими психологические сдвиги, к-рыми сопровождался рост буржуазии, постепенно занимавшей господствующие позиции. Среди других необходимо отметить Т. Смоллетта (1721-1771), автора приключенческих романов - «Приключения Родерика Рэндома», «Приключения Перегрина Пикла», в к-рых сочетаются элементы классицизма с художественными приемами испанских пикаресков, с романтической выдумкой и в то же время с реальными образами, - романов, в к-рых много юмора, сатиры и даже горечи человека, не избалованного удачами. Далее, - Шеридан (1751-1816), автор известной комедии «Школа злословия», остроумной и злой сатиры на общественные пороки. Среди поэтов этой эпохи двое являются крупными предшественниками романтизма: Коллинз (1721-1759), в «Одах» к-рого романтическая выдумка, богатое и разнообразное содержание, нежность чувства и элегические настроения не вполне ладят с пиндаровской классической традицией, сдерживающей его свободное вдохновение; Томас Грей (1716-1771), автор элегий, у к-рого классическое чувство меры без ущерба регулирует импульс свободного вдохновения. Еще более черты приближающегося романтизма сказываются в романах Мэкензи (1745-1831) («Человек чувства», «Юлия де-Рубинье»). Мэкензи подражал Стерну, Ричардсону и Руссо, но внес в свое творчество ту спутанность противоположных чувств, ту сложность переживаний, которые позднее станут характерны для романтизма. «Замок Отранто» Вальполя (1717-1797) - уже настоящий «готический роман» с средневековыми замками, их тайнами и жуткими настроениями. Из школы Вальполя вышла Клара Рив (1729-1807). В романе ее («Старый английский барон») больше естественного чувства, есть также элементы ричардсоновской нравоучительности. Вслед за ней - Анна Радклиф (см.), к-рую можно считать первой представительницей романтизма. Романы: «Замки Алтин и Денбейн», «Тайны Удольфо», «Итальянец» и др. - типичный жанр романтического романа с подземельями, кинжалами, потайными дверьми, чувствительными безупречными девушками, к-рых преследуют бандиты, благородными преданными слугами и т. д. В «Итальянце» предвосхищен тип байроновского героя.</p><p class="tab">Романтизма - как школы - не существовало в Англии. Здесь не было, как во Франции и Германии, группы писателей, объединившихся на романтической платформе. И тем не менее ряд типичных признаков романтизма, отличавших А. Л. в первые десятилетия XIX в., дают право говорить о романтическом направлении в Англии. Эти признаки были: протест против классической рассудочности, в особенности против классических правил и противопоставление им индивидуальной поэтической свободы; далее, интерес к народности и к старине, к средним векам - в противоположность античности, к-рая являлась главным содержанием классицизма; интерес к экзотике, к-рый привлек внимание английских романтиков к Шотландии, стране старинных народных песен и легенд. Природа и деревня широким потоком вливаются в английскую романтическую поэзию. Наконец большую роль в английской поэзии романтического периода играют революционные настроения, увлечение французской революцией, политический радикализм. Певцом деревни, республиканцем и поклонником французской революции был Роберт Бэрнс (см.) (1759-1796). Годвин (см.) (1756-1836) в своем романе «Приключения Калеба Вильямса» и др. сочинениях защищает наиболее революционные идеи своего времени не только в области политики, но и в сфере воспитания и брака, идет впереди тогдашней английской революционной мысли. Так наз. «Озерная школа» (от места жительства вокруг озер) включает ряд поэтов. Из них Вордсворт (см.) (1770-1850) был главой школы. Мечтательный, влюбленный в природу поэт маленьких явлений, к-рые он умел делать возвышенными и трогательными, он вместе со своим другом Кольриджем (1772-1834) был представителем того течения в романтизме, к-рое внесло вместе с любовью к природе простой безыскусственный яз., образы патриархальной старины, созерцательность и мечтательность. Третий поэт озерной школы - Соути (см.) (1774-1843) писал в духе своих друзей, присоединив фантастические картины экзотических стран Мексики, Индии, Аравии к идиллическим образам озерной поэзии. И поэты озерной школы увлекались революцией, но недолго. Вордсворт и Кольридж побывали в Германии, где подверглись влиянию немецкого романтического идеализма и закончили свой путь чистым созерцанием.</p><p class="tab">Рядом с народническим романтизмом озерной школы величайший поэт эпохи Байрон (см.) (1788-1824) был представителем романтики революционно-аристократической. Презиравший великосветское общество, с к-рым он был связан своим происхождением, оторвавшись от своего класса, не видя ничего привлекательного в представителях капитала, жадных и продажных торгашах, Байрон в молодости разразился пламенной речью в защиту рабочих, но после не возвращался уже к этому вопросу, на всю жизнь остался деклассированным аристократом, мятежным революционером-индивидуалистом, певцом неудовлетворенных разочарованных натур, начав с таинственных демонических скитальцев и разбойников («Гяур», «Лара» и др.). Этот же образ углублен в «Чайльд Гарольде», к-рый стал предметом широкого подражания в европейской поэзии. Закончил Байрон протестом против мироздания и мирового порядка в своих богоборческих трагедиях («Манфред» и «Каин»). К концу жизни Байрон близко подошел к политической и социальной сатире («Дон-Жуан», «Бронзовый век»). Крайний индивидуализм, чувство неудовлетворенности, влечение к Востоку и экзотическим странам, любовь к природе и одиночеству, мечты о прошлом у руин и памятников, - все это делает Байрона поэтом английского романтизма, а его гневные обличительные протесты против всех форм насилия и эксплоатации, его связи с итальянскими карбонариями и борьба за освобождение Греции сделали его певцом свободы в глазах европейской интеллигенции. Его друг Шелли (см.) (1792-1822), гениальный лирический поэт, также аристократ, подобно Байрону соединяет в своей поэзии мир фантастической романтики с революционным протестом против складывающегося буржуазно-капиталистического общества. В своей поэме «Королева Маб» он изображает это общество, где все «на публичном продается рынке», где с помощью жестокого голода хозяин гонит своих рабов под иго наемного труда. Таким же революционером-романтиком выступает Шелли в других своих поэмах («Лаон и Цитна», «Раскованный Прометей» и др.). Вальтер Скотт (см.) (1771-1831) обнаруживает, как и два великих поэта, тенденцию к старине. Он был создателем исторического романа («Айвенго», «Роб-Рой», «Квентин Дорвард», «Тамплиеры» и др.), в к-ром умел соединять правдоподобие и реализм с богатой романтической фантастикой и изображать наиболее драматические моменты национальной истории Шотландии и Англии.</p><p class="tab">В первой трети XIX в. завершается первая стадия борьбы дворянства и промышленной буржуазии, к-рая все более становится господином положения. Борьба против хлебных законов, чартизм и выступления рабочего класса, властно заявляющего о своих требованиях, отодвигают на второй план феодальную романтику и патриархально-мечтательную поэзию. Город с его практическими интересами, усиливающаяся буржуазия, начинающаяся социальная борьба между нею и рабочим классом становятся главным содержанием А. Л., а реализм - ее преобладающей формой. Вместо средневекового замка - фабричный город, вместо далекой старины - кипучая современная промышленная жизнь, вместо фантастических образов изобретательного воображения - точное, почти фотографическое, изображение действительности. Бульвер (см.) (1803-1873), еще продолжающий традиции романтизма, аристократ по происхождению, наполняющий свои романы превращениями, чудесами и уголовщиной, оставляет нам однако ряд литературных документов, имеющих социальное значение, изображает процесс обеднения и разложения дворянства (романы - «Пельгам», «Ночь и утро» и др.). Диккенс (см.) (1812-1870), наиболее прославленный писатель этой эпохи, развертывает широкую картину жизни буржуазно-капиталистического общества в своих известных романах: «Тяжелые времена», «Давид Копперфильд», «Домби и Сын», «Пикквикский клуб», «Николай Никкльби» и др., создает галлерею типов капиталиста. Мелкобуржуазная, гуманная, интеллигентская точка зрения Диккенса мешает ему стать на сторону революционной части рабочего класса. Он дает потрясающие картины сухости, жадности, жестокости, невежества и эгоизма капиталистов, но он пишет для поучения эксплоататоров и не думает об организации сил эксплоатируемых. Его цель - трогать человеческие сердца зрелищем страдания, а не будить ненависть и звать к восстанию. Более озлоблен, более саркастичен и жесток в своей критике дворянско-буржуазного общества Теккерей (см.) (1811-1863), автор романов «Ярмарка тщеславия», «Пенденнис». Автор не видит выхода. Он исполнен пессимизма и раздражения. Он, как и Диккенс, не в состоянии понять освободительной роли начинающегося революционного рабочего движения. Колеблющаяся как всегда между крупным капиталом и рабочим движением мелкобуржуазная мысль искала соглашательских путей. Кингсли (1819-1875) в своих романах «Yeast» и «Alton Locke» рисует ужасы эксплоатации и нужды, но спасение видит в христианском социализме, в «духе божием», в раскаявшихся богачах, обратившихся к благотворительным делам. Дизраэли (см.) (1805-1881), впоследствии знаменитый лорд Биконсфильд, вождь ториев (романы «Сибилла» и др.), изобразив в ярких красках пороки буржуазно-аристократического общества и бедствия крестьян и рабочих, высказывается отрицательно против революции и видит спасителей в лице энергичных и деятельных аристократов, берущих на себя дело устроения народного благосостояния. Не только роман, но и лирическая поэзия вдохновляется социальными темами, и основной вопрос, выдвинутый эпохой, - вопрос об эксплоатации рабочего класса капиталом, - разрешается в духе расплывчатой гуманности и нравственного усовершенствования. Поэты, как Томас Гуд (см.) (1798-1845) или Эбинезер Эллиот (см.) (1781-1849), в своих стихотворениях изображают отдельные моменты тяжелого существования рабочих и городской нищеты, создают песни против хлебных законов, дают образы работниц, доведенных нищетой до проституции и самоубийства. Но и их положительные идеалы сводятся к благотворительности, к какой-нибудь лэди, постигшей свой долг благодаря назидательному сновидению и посвятившей свою жизнь облегчению участи бедняков.</p><p class="tab">По мере приближения к концу XIX в. в европейской, в частности в английской литературе, реалистическое и социальное направление начинает уступать место возрождающимся идеям индивидуализма и эстетизма. Вместо воинствующих капиталистов, пролагающих себе путь борьбой и энергией, создающих предприятия, вместо Домби и Градгриндов, тон литературе начинают задавать те представители буржуазии, к-рые получили свои капиталы по наследству, не прошли суровой школы жизни, к-рые могут наслаждаться наследием отцов, стали любителями и ценителями искусств, покупателями дорогих картин и изящных томиков поэзии. Расцветает литература утонченных переживаний, мимолетных впечатлений. Индивидуализм, чистое искусство, эротика, культ настроений - отличительные черты литературы конца века. Правда, основная тема эпохи - организация общества, уничтожение эксплоатации, положение рабочего класса - занимает большое место в литературе, но и социализм конца века - есть социализм эстетический. Джон искин (1819-1900) исходит из идеала красивой жизни, зовет общество к старым патриархальным ремесленным формам производства и восстает против индустриализма и капитализма. Он вдохновляет школу художников, известных под именем прерафаэлитов (см.), среди к-рых мы видим Россетти (см.) (1828-1882) и Вильяма Морриса (1834-1896), автора романов - «Сон Джона Боля» и «Известия ниоткуда», защитника социализма и в то же время страстного эстета, вместе с Россети искавшего идеалов красоты в прошлых веках, мечтавшего вызвать социальную революцию путем эстетического воспитания рабочих. Рядом с прерафаэлитами - Теннисон (1809-1892), поэт чистого искусства, свободного от мотивов социальной борьбы, Роберт Броунинг (1812-1889) (см.) и его жена Елизавета Баррет-Броунинг (1806-1861), Свинберн (1835-1909), в поэзии к-рого неясно переплетаются идеалы вечной красоты и защита эксплоатируемых. Наибольшей популярностью из поэтов этого направления пользовался Оскар Уайльд (1856-1900), «король эстетов», в своих «Замыслах» и в романе «Портрет Дориана Грея» создавший «религию красоты» и культ освобождающего вымысла, провозгласивший единственной реальностью творения искусства, утверждавший, что искусство создает жизнь, а не наоборот.</p><p class="tab">Продолжающийся рост индустрии вводит новые темы в литературу - урбанизм, машинизм. Литература становится динамичной, развивается сатира против капиталистического уклада жизни. Бернар Шоу (см.) (1856-) - самый блестящий и парадоксальный из писателей сатириков, виртуоз софизмов, остроумный автор мистификации, умеренный социалист, собирающийся впрочем улучшить положение рабочих при помощи буржуазии. Герберт Уэльс (см.) (1868-) - автор фантастических романов, проникнутых пафосом техники, рисующих чудеса индустрии, волшебно преобразующей жизнь, соединяющей планеты, позволяющей человеку переселяться и в прошлое и в будущее. Этот процесс одновременного нарастания социалистических тенденций и консервативно-индивидуалистических и эстетических устремлений сопровождается рядом разнообразных литературных явлений. Империализм и шовинизм, имеющий своего представителя в лице Чемберлена, бурская война, культ Китченера, - все это находит свое литературное отражение в творчестве Редиарда Киплинга (см.) (1865-), самого талантливого из писателей-националистов, автора колониальных рассказов и поэм, где возвеличивается колониальная политика Англии, где угнетение отсталых народов прославляется как осуществление великой цивилизаторской миссии. Другое явление - реакция против машинизма, вызывающая возрождение в литературе религиозных течений, порывов в потусторонний мир, теософии, спиритизма, оккультизма и т. д. Уже Самюэль Бётлер (1835-1902) и Мередит (1828-1909), столь несходные между собою в других отношениях, делают однако общее дело, пролагая путь спиритуализму, пытаются построить новую религию на основах современности, пользуясь для этого опытом и исследованием. Черты романтической символики мы находим в творчестве Йетса (1865-), представителя так наз. «кельтского возрождения», и у другого его представителя, тоже ирландца, более склонного к реализму и натурализму, - Синга (1871-1909). Другой формой протеста против машинизма было ницшеанство, культ силы и гипертрофированный эстетизм, все те модернистские идеи, влияние которых нетрудно уловить не только у Оскара Уайльда, но и в творчестве Стевенсона (см.) (1850-1894), утонченного автора образцовых авантюрных романов, а также Джорджа Мура (1852-), говорившего почти языком Заратустры (в «Исповеди молодого человека») о своем презрении к состраданию и к христианской морали, о красоте жестокости, силы и красоте преступления.</p><p class="tab">Эта же враждебность к индустриальному веку породила струю пессимизма в А. Л. среди тех писателей, к-рые не могли примирить машинизм с душевным равновесием. Джемс Томсон (1834-1882) - один из замечательных поэтов, через всю поэзию к-рого проходит в качестве лейтмотива основная тема - мука жизни, мрачное величие отчаяния. Самый популярный и может быть самый глубокий из пессимистов - Томас Гарди (1848-1928), создатель грандиозной драматической эпопеи «Династы» и ряда романов, по преимуществу из жизни деревни и провинции. Над судьбой человека, по его учению, тяготеет темный и злой рок, непостижимый случай, жестокая неизбежность. Враг предрассудков и современного брака, ложащегося гнетом на женщину, враг цивилизации в духе Руссо или Толстого, Гарди не находит выхода из терзающих его мыслей. Тем же пессимизмом проникнут Джордж Роберт Гиссинг (1857-1903) - бытописатель лондонских низов и голодающей литературной богемы, ученик Диккенса, но лишенный его юмора и его филантропической веры, ничего не ждавший одинаково «ни от филантропии богатых, ни от восстания бедных». Пессимистичен и основной тон творчества Джозефа Конрада (1856-1913). Конрад принадлежит к числу наиболее сильных и сложных писателей современности, поражает богатством и разнообразием языка. Он стремится проникнуть в глубину человеческой природы и использовать все средства для того, чтобы передать впечатление реального нашему сознанию: «красочность живописи, пластичность скульптуры и магическое действие музыки». Он рисует все виды человеческих страданий, он не идеализирует человека, потому что убежден, что неискоренимый эгоизм делает человека волком другому человеку. Больше быта и здорового реализма у Арнольда Беннетта (1867-), изобразителя нравов низших слоев провинциальной буржуазии, и больше верного социального инстинкта у Гелсуорси (1867-), к-рый видит источник социальных конфликтов в существовании частной собственности. Честертон (1874-) - враг дряблости, проповедник активизма, но активизма средневековых корпораций, ревностный католик, убежденный, что развитие индустрии - источник социального рабства. Джемс Барри (1860-) - бытописатель шотландских крестьян, Конан Дойль (см.) (1860-) - прославленный автор исторических и полицейских романов, Роберт Хиченс (1864-) - сатирик и романтик, Израель Зангвилл (1864-) - автор «Детей Гетто», бытописатель еврейской бедноты, и ряд других, менее значительных, завершают литературную деятельность старшей группы современных писателей.</p><p class="tab">Пути нового поколения еще не обрисовались отчетливо. В большинстве случаев это реалисты, к-рые однако не прочь затронуть и оккультные силы души. После стремления к ясности, ведущего свое происхождение от французских традиций, А. Л. пережила период сильного русского влияния, гл. обр. Достоевского. Этому влиянию соответствует аморфность в литературе, реакция против французской пластичности. Уолпол (1884-), один из наиболее модных романистов, сам легко следует за модой; Оливер Онионс приобрел известность трилогией, в к-рой описывает богему, натурщиц, машинисток, бедных художников и т. д.; Джилберт Каннан (1884-), Комптон Макензи (1883-), Лауренс (1887-) и ряд других молодых писателей, привлекающих в настоящее время внимание английского читателя, затрагивают самые разнообразные темы, изображают различные классы общества, критикуют социальные ценности, но их собственное мировоззрение чаще всего сводится к туманному гуманитаризму. Они сильнее в критике, чем в своих положительных идеях, и пока никому из них не удалось превзойти великих «стариков», как Шоу, Уэльс или Гарди.</p><p class="tab"></p><p class="tab"><span><b>Библиография:</b></span></p><p class="tab">На русском яз. имеется несколько устарелая, но все еще сохранившая свое значение книга Тэна, Развитие политической и гражданской свободы в Англии в связи с развитием литературы, СПБ., 1876 (2 тома); Жюссеран, История английского народа в его литературе, СПБ., 1898; Брандес Г., Английская литература (в собрании его сочинений), Киев, 1903; Геттнер Г. Т., История всеобщей литературы XVIII в. Английская литература, пер. Пыпина, М., 1868. Кроме того отдельные главы посвящены А. Л. в курсах по истории зап.-европейских литератур: Когана П., Луначарского А., Фриче В., Розанова М. и др. - На иностранных яз.: Wülker R., Geschichte der englischen Literatur, Lpz., 1896, 1907; Maigron L., Roman historique à l’époque romantique, P., 1898; Ten Brink, Geschichte der englischen Literatur, 2 Aufl., Strassburg, 1899; Gross W. L., The developement of english Novel, 1899; Cazamian L., Le roman social en Angleterre, 1903; Courthope W. J., History of English Poetry, 1903-1905; Garnett and Gosse, English Literature, Lond., 1904; Ward, History of English Dramatic Literature; Sharp, Short history of the english Stage, 1904; Chevrillon André, Nouvelles études anglaises, P., 1910; Laurent R., Études anglaises, 1910; Roz Pirmin, Le Roman anglais contemporain, P., 1912; Phelps W. L., Advance of english Novel, 1919; Elton O., Survey of english Literature, 1920; Chevalley Abel, Le roman anglais de notre temps, P., 1921; Cazamian M. L., Le roman et les idées en Angleterre, P., 1923; Tehr Bernard, Die englische Literatur des XIX und XX Jahrhunderts, B., 1923; Schirmer Walter F., Der englische Roman der neuesten Zeit, 1923; Legouise et Cazamian L., Histoire de la littérature anglaise, P., 1925; Lalou René, Littérature anglaise, 1927. Энциклопедии по А. Л.: Chamber, Cyclopoedia of English Literature, 1903 (посл. изд. 1905); Waller and Word, Cambridge History of Engl. Lit., 15 vv., 1908-1924. </p>... смотреть

АНГЛИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Обыкновенно начало А. Л. относят к началу VII в. христ. эры. К концу VII в. заканчивается процесс завоевания Британии англами и саксами, двумя германскими племенами, вытесненными с континента, где они занимали территорию между Эльбой и Одером. Эти племена принесли с собою предания и сюжеты, составлявшие содержание общегерманской поэзии на континенте. Но обработка их на новой родине совершалась под влиянием исторических событий, происходивших уже на британской территории. В этих обработках сказывается и соприкосновение с туземным кельтским населением, частично подвергшимся римскому влиянию, переход к оседлым формам быта, а, главное — воздействие христианства, которое привело духовенство в близкую связь с латинской культурой и, с другой стороны, оборвало его связи с континентальными германцами, сохранившими язычество. Поэтому и первые крупные памятники англосаксонской лит-ры — памятники латинские — принадлежат представителям духовенства [Альдгельм, живший во второй половине VII в., автор витиеватой прозы и стихов; Беда Преподобный  (672–735) — автор знаменитой «Церковной истории англов», один из образованнейших людей своего времени, имевший влияние далеко за пределами своей страны, отличавшийся простотой стиля, достигавшего местами яркой художественной выразительности; Алкуин (ум. 804) — ученый монах, знаток грамматики, риторики, диалектики, переехавший в 60-летнем возрасте ко двору Карла Великого. Есть указания, что эти блестящие представители латинской лит-ры в Англии писали и на англо-саксонском яз., но эти произведения не дошли до нас. В латинскую поэзию они перенесли художественные приемы англо-саксонского творчества; с другой стороны, у них нетрудно уловить отголоски времен язычества. Что касается древнейших памятников англо-саксонского языка, то крупные поэтические произведения доходят до нас от XI в., если не считать памятников документального характера, хроник, текстов законов и т. д. Мы имеем короткие поэмы, рисующие певцов еще языческого периода («Видсид», «Жалоба Деора») в переработке писателей из христианского духовенства. Самым замечательным памятником древней английской поэзии является поэма о Беовульфе. Содержание ее — события, относящиеся к первой половине VI в., эпохе борьбы франков с готами. Древность ее сюжета, и то обстоятельство, что в ее героях не было ничего чисто англо-саксонского, породили даже предположение, что поэма была переработкой одной из скандинавских легенд. Но несомненно, что по языку и по проникающим ее моральным тенденциям она гармонирует с другими памятниками англо-саксонской поэзии того времени. Рядом с поэзией, использующей языческие сюжеты, до нас дошли памятники, свидетельствующие о широком развитии собственно христианской поэзии (Кэдмон, Кюневульф). Самым блестящим периодом англо-саксонской образованности и письменности до нашествия норманнов по справедливости считается эпоха Альфреда Великого, победителя датчан, в течение почти двух веков опустошавших Британию. Альфред много сделал для восстановления разрушенной культуры, для поднятия образованности, сам был писателем и переводчиком (перевел между прочим на англо-саксонский яз. «Церковную историю» Беды). Во второй половине XI в. Англия подвергается новому нашествию. Она подпадает под власть норманнов, офранцузившихся скандинавов, к-рые на несколько столетий утверждают в Англии господство французского яз. и французской лит-ры. Начинается длительный период, известный в истории под именем периода англо-норманской лит-ры. В течение первого столетия после нашествия норманнов лит-ра на англо-саксонском яз. почти исчезает.  И только спустя столетие снова появляются на этом языке лит-ые памятники церковного содержания и позже светские, представлявшие собой переводы французских произведений. Благодаря этому смешению языков снова среди образованного общества большое значение приобретает латинский яз., на к-ром расцветает лит-ра хроник. Период французского господства оставил важный след в дальнейшей истории А. Л., к-рая, по мнению некоторых исследователей, более связана с художественными приемами и стилем французской лит-ры норманского периода, чем с древней англо-саксонской лит-рой, от к-рой она была искусственно оторвана. К XIV в. как бы заканчивается процесс растворения норманнов в туземном населении и формируется новый английский язык, объединивший элементы англо-саксонского и французского языков. Норманны сыграли большую роль в распространении кельтских сюжетов (Сказания о короле Артуре) во всей европейской поэзии. Уже около 1300 английский священник Лайамон использовал эти сказания для своей поэмы «Бретт». После Лайамона появляется ряд произведений, отмечающих процесс вбирания в себя туземным творчеством французской лит-ры и их органического слияния («Филин и соловей», «Havelock», «Horn» и др.). Национальное возрождение в лит-ре связано с начинающимся сотрясением патриархально-феодального уклада, с ростом денежного хозяйства и с крестьянскими восстаниями. Уже в середине XIII в. появляется поэзия политического и социального протеста, бичующая пороки дворянства и духовенства, протестующая против налогов, против злоупотреблений чиновников и даже короля, прикрывающего своих фаворитов и распускающего для этой цели парламент («Song of the Husbandman»). Эта сатирическая лит-ра, возникающая из среды народа, находит свое завершение в XIV в. в поэме Ленглэнда «Видение о Петре пахаре», к-рая хотя и написана в морализирующем духе, однако не лишена революционного значения, т. к. является идеологическим выражением недовольства, накопившегося в массах трудового крестьянства. К XIV в. появляются на английском яз. различные формы поэзии, к-рые отличаются своим сатирическим содержанием, перерабатываются фаблио. С обострением социальной борьбы лит-ра в XIV в. приобретает большой общественный интерес. В ней можно различить влияние классовых стремлений. Любопытным образчиком в этом отношении, наряду с упомянутой поэмой о Петре пахаре, является поэма Гоуэра «Vox Clamantis», написанная на латинском языке. Гоуэр, крупный собственник, был последним писателем англо-норманского (французского) языка, перешедший к английскому после успехов его современника Чосера. Поэма Гоуэра  показательна как свидетельство испуга, овладевшего его классом после крестьянского восстания Уот Тайлора. Величайшим художником XIV в., к-рому пришлось дать художественное воплощение его общественно-психологической сущности, был Чосер (см.) [1340–1400, автор знаменитых «Кентерберийских рассказов». Чосер одновременно завершает эпоху англо-норманской и открывает историю новой А. Л. Всему богатству и разнообразию мысли и чувствований, тонкости и сложности душевных переживаний, характеризующих предшествующую эпоху, он дал выражение на английском яз., завершив опыт прошлого и уловив стремления будущего. Среди английских диалектов он утвердил господство лондонского диалекта, языка, на к-ром говорили в этом крупном торговом центре, где находилась резиденция короля и оба университета. Но Чосер является не только основателем нового английского языка. Он был первым глубоким выразителем того чувства жизни, того бодрого и жадного внимания ко всем сторонам действительности, к-рые утверждаются в лит-ре вместе с ростом буржуазии и национального самосознания. Он отбрасывает дидактику и аллегорию, отвлеченное морализирование, господствовавшее в современной ему лит-ре, — приемы, к-рыми долгое время пользовался сам, — подходит непосредственно к природе и жизни, изображает все их разнообразие, все классы общества, он — один из величайших реалистов и творец разнообразнейших стихотворных форм. Объективно Чосер делал общее дело с своим знаменитым современником Виклефом [1320–1384. Виклеф примыкает к обличительной лит-ре, направленной против духовенства, но он идет дальше, является предшественником реформации, восстает против самой догмы католицизма, против идеи папского авторитета, переводит Библию на английский яз., обращается к народу в своей борьбе с папством и так. обр. делает предметом публичного обсуждения те вопросы, решение к-рых до этого времени составляло монополию католического духовенства. Виклеф и Чосер своей лит-ой деятельностью знаменуют первое сотрясение идеи католического спиритуализма, возникновение интереса к земной природе человека, интереса к личности, нового мироощущения, в связи с развитием торговли, денежного хозяйства, инициативы и предприимчивости, всего того, что принесла с собою усиливающаяся торговая буржуазия. Чосер был ранним ярким проявлением возникающего нового сознания. От него тянутся нити к Шекспиру, который через два столетия даст глубочайшее выражение этому процессу в другом разрезе. Чосеровская традиция слабеет в следующем веке, несмотря на подражателей (Лидгэт и Окклив). В лит-ом отношении  это столетие мало замечательно. Необходимо отметить большой интерес именно в этом веке к живой народной поэзии, к-рая, как мы знаем, существовала уже и в XIII и в XIV вв. Но в XV в. эта поэзия проявляет особенно активную жизнь, и наиболее старинные образцы ее, сохранившиеся до нашего времени, принадлежат этому веку. Большой популярностью пользовались особенно баллады о Робине Гуде. В следующем XVI в. развитие капитализма идет еще более быстрыми шагами. Землевладельцы предпочитают шерстяную промышленность обработке земли. Разведение овец ведет к обезземелению крестьян. Открытие Америки, рост промышленности и городов все более толкают Англию на борьбу за первенство на морях и скоро дадут возможность Шекспиру в «Венецианском купце» говорить о богаче-коммерсанте, корабли к-рого развозят товары по всему миру. У начала XVI в. и у начала следующего XVII в. стоят два великих лит-ых памятника, воплотивших высшее достижение социальной и философской мысли, связанной с этим веком. Это «Утопия» Томаса Мора [1516]и «Novum Organum» Бэкона [1620. Томас Мор — типичный представитель английского гуманизма. Его «Утопия» — общественная организация, построенная в духе идеалов гуманизма. Ее цель — счастье человека, благосостояние всей общины. Ему чужд средневековый спиритуализм, те утешения, которые предлагала за гробом католическая церковь взамен земных страданий. Он желает радости здесь, на земле. Поэтому в его общине нет собственности, господствует обязательный труд для всех ее членов, чередуются работа в городе и в деревне, установлена полная религиозная терпимость, благодаря идеальной организации общества отсутствует преступление и т. д. Произведение Бэкона — книга, от к-рой можно вести развитие позитивной мысли. Автор исходит из наблюдения и опыта как источников познания истины, считает, что не знает того, что лежит за их пределами. XVI в. — век расцвета английского гуманизма, к-рый возник здесь позднее чем в Италии, встретился с реформацией, наложившей на него отпечаток большей суровости. И здесь мы имеем влияние классической лит-ры, к к-рому присоединяется влияние итальянской поэзии, в особенности Петрарки. Расцветает форма сонета, введенного Томасом Уэйаттом [1503–1542]и вслед за ним более талантливо разработанного Серрей [1517–1547. Джон Лили [1554–1606]пишет роман «Эвфуес», к-рый положил начало особому стилю, известному под именем эвфуизма, стилю манерному и жеманному, и стал предметом многочисленных подражаний. Лучшее из них — роман Томаса Лоджа [1558–1625]«Розалинда», к-рый не остался без влияния на Шекспира («Как вам будет угодно»). Характерный для  эпохи Ренессанса пастушеский роман получает большое распространение в Англии. Один из известнейших романов этого рода («Аркадия») принадлежит Филиппу Сиднею [1554–1586. Он соединил здесь два жанра — пастораль и рыцарский роман — и пользуется изысканным стилем, который повторит Шекспир в таких трагедиях, как «Ромео и Джульетта». Славу Сиднея, к-рому подражали десятки поэтов в течение целого века, делил Эдмунд Спенсер [ум. 1559, автор знаменитой «Королевы фей», поэмы, привлекавшей его современников не глубиной содержания, а причудливой пестротой и яркостью красок, запутанной и сложной интригой, необычайной фантастичностью сюжета, великолепием картин и образов. Но наибольшего блеска А. Л. эпохи Ренессанса достигает в области театра. В XV в. средневековая мистерия становится как бы застывшей формой и не обнаруживает тенденции к дальнейшему развитию, благодаря реформации, к-рая вытесняет ее, содействуя развитию других драматических жанров. Особенно в большом ходу «моралитэ», к-рые используются для борьбы с папством и обличают дворянина и торговца («Сатира» Линдсэ — 1490–1555, — направленная против «трех сословий» — дворянства, духовенства и купечества, изображающая, между прочим, под именем Pauper’а, бедняка, доведенного до нищеты поборами землевладельца и священника); сцены на сюжеты из священной истории Бэль [1495–1563, пьеса которого «Иоанн Безземельный» уже предвозвещает шекспировскую хронику; «интерлюдии» или фарсы, шуточные представления, очень популярные в широких массах в провинции и в столице, вытеснившие постепенно мистерии и моралитэ; особенно известен как автор интерлюдий Джон Гейвуд [ум. 1580; «маски» — великолепные, очень сложные представления, соединяющие мифологию, аллегорию и феерию, сопровождаемые символическими танцами и музыкой, предтечи балета и оперы [«маски» талантливо писал Самуил Даниель (1562–1619), и т. д. Рядом с этими многочисленными жанрами, развившимися из народной драмы, на формирование английского театра уже в середине XVI в. начинают оказывать влияние классическая комедия и трагедия. Это влияние проникает через школы и университеты, где пишутся и разыгрываются преподавателями и учениками пьесы в классических формах, в особенности в подражание Плавту и Сенеке, многие трагедии к-рого были переведены на английский яз. Первую оригинальную классическую трагедию издали Томас Саквилль и Томас Нортон в 1562 («Горбодук, или Феррекс и Поррекс»). Так. обр. английский национальный театр вобрал в себя самые разнообразные формы, начиная с мистерий и кончая театром классическим и формами,  выработанными в Италии и Франции. В Англии театр был действительно народным видом искусства, открыт всем, был одновременно и газетой и клубом, светской церковью в противоположность, напр., Франции, где создателями театра являлись избранные круги гуманистов, где народная традиция, связь с средневековой мистерией оборвалась и в 1548 были даже полицейским приказом запрещены народные представления мистерий. В середине века в Англии появляются профессиональные труппы актеров, идущие на смену прежним любителям, игравшим мистерии. Труппы эти преследуются городскими властями, к-рые рассматривали актеров как бездомных бродяг, опасались нарушения порядка и скопления толпы. Преследования особенно усиливались под влиянием пуританской буржуазии и пуританских проповедников, агитировавших против «греховных» развлечений. Актеры, игравшие в тавернах, искали покровительства у знатных вельмож и приписывались к тому или другому аристократу. Двор и таверны, где собирались низшие слои народа, были главными потребителями театра. Первый королевский патент был выдан труппе графа Лейстера в 1574, первый театр был построен в Лондоне в 1576. Разнообразные богатые поэтические элементы, вошедшие в английский театр, борьба буржуазии с дворянством и жадная к зрелищам публика больших городов — слуги, приказчики, солдаты, мелкие торговцы, ремесленники и т. д., — все это наполнило английский театр глубоким содержанием. В эпоху Елизаветы [1558–1603]театр достигает такого расцвета, какого не знает история, отвечает вкусам всех классов общества, изображая и трагические моменты английской истории, трагедии королей и аристократии, и семейные драмы буржуазии, и грубые нравы городских низов, вводя и шутки и юмор, одинаково увлекающие и аристократию и городскую толпу. Большинство драматургов елизаветинского времени отмечены печатью оригинальности и таланта, отражают преобладающие вкусы той или другой группы населения: Лили [1554–1606, Роберт Грин [1560–1592, Марло (см.) [1563–1593, Кид [1558–1594, Наш [1567–1601, Лодж [1558–1625]и несколько более поздние — Бен Джонсон (см.) [1574–1637, Вебстер [1575–1624, Джон Флетчер [1579–1625, Бьюмонт [1584–1616, Форд [1586–1639, Чапман [ум. 1634. Все эти имена были затемнены именем Шекспира (см.). Впрочем, в настоящее время с большим основанием оспаривается принадлежность ему знаменитых пьес. Тщательный анализ шекспировских трагедий и комедий заставляет предполагать, что автором их является один из аристократов елизаветинской эпохи, скрывшийся за Шекспиром. Шекспир был глубочайшим  выразителем основной тенденции Возрождения, его интересов к земной человеческой природе, к человеческой личности, к ее страстям и чувствам, к личности инициативной, предприимчивой, борющейся за лучшее место в жизни. Шекспир — поэт аристократии в период начинающегося сотрясения ее могущества, ее психики, в тот период, когда она подвергается напору со стороны агрессивной торговой буржуазии («Венецианский купец»). Человеческие страсти: любовь («Ромео и Джульетта»), ревность («Отелло», «Зимняя сказка»), властолюбие («Макбет»), мстительность и алчность («Венецианский купец»), самодурство, неблагодарность, раскаяние («Король Лир»), пессимизм, меланхолия, гнет рефлексии, тоска по правде («Гамлет»), и т. д. — озарены гениальным сердцеведом так глубоко, что до последнего времени шекспировский театр остается непревзойденным материалом для актерской игры. Соперник Шекспира, Бен Джонсон отдал дань классическому театру, к-рый возник, как мы видели, под влиянием гуманистического движения, интереса к античной древности. Классический театр был распространен среди образованных и ученых кругов, но он не мог удовлетворить массовую публику, к-рую увлекал Шекспир разнообразием своего театра, шедшего от народной драмы, хотя и не избежавшего влияния классицизма; «Юлий Цезарь», «Антоний и Клеопатра», «Кориолан» — трагедии с античными сюжетами, но пропущенные сквозь призму шекспировского времени, поставившие проблемы величайшего значения. Таков был английский театр при Елизавете и ее преемниках, Якове I и Карле I. После победы буржуазии, — пуританской революции 1648, казнившей короля, — английский театр снова подвергается преследованиям, и лит-ра приобретает суровый характер. Поэзия уступает место прозе. Жестокая политическая борьба приводит к исчезновению лит-ры для развлечения и дает толчок развитию лит-ры политической. Писатели и мыслители эпохи Кромвеля (правившего до 1658) и реставрации — Мильтон (см.) [1608–1674, Гоббс [1578–1679, Локк (см.) [1632–1704]— ставят важнейшие проблемы народовластия, церкви, воспитания, свободы печати, веротерпимости и т. д. Именно это просветительное движение оказывает в следующем столетии могучее влияние на французских философов, откуда распространяется по всей Европе. Мильтон защищает революцию против монархии, выпускает «Защиту английского народа» и знаменитую «Ареопагитику», замечательный памфлет в защиту свободы печати. В своей поэме «Потерянный рай» он является представителем пуританских идеалов, рассказывает о начале мира, о борьбе бога и сатаны, об изгнании из рая первых людей, снова воссоздает так. обр. библейские сказания, преобразуя их согласно представлениям эпохи  Возрождения. Другое патетическое произведение пуританского направления — «Путешествие пилигрима» Бэньяна [1628–1688. — Локк отрицает прирожденные идеи и единственным источником всякого познания объявляет впечатления, к-рые получают наши чувства от внешних предметов. Вслед за Мильтоном Локк предвосхищает теорию Руссо (см.) об общественном договоре и праве народа отказаться от повиновения власти, если она нарушает закон. В эпоху Кромвеля театр замирает, классические традиции поддерживаются только среди преследуемых сторонников королевского дома. После реставрации снова открывается театр, появляются веселые комедии нравов с не всегда пристойным содержанием (Вичерлей, Конгрив и др.), возрождается галантная литература и наконец возникает классицизм французского типа. Его представителем является Драйден [1631–1700, типичный беспринципный поэт распущенного придворного общества реставрации, неудачливый подражатель Корнеля (см.) и Расина (см.), строго отстаивавший три единства и вообще все классические правила. После 1688, с установлением конституции, тон лит-ре дает буржуазия, влияние к-рой ясно ощущается и в романах и на сцене. Новый потребитель требует своей лит-ры, изображения семейных добродетелей, честных купцов, чувствительности, природы и т. д. Его не трогают сказания о классических героях, о подвигах аристократических предков придворного общества. Ему нужна сатира на распущенные светские нравы. Возникают нравоучительно-сатирические журналы — «Болтун», «Зритель», «Опекун» — Стиля [1671–1729]и Аддисона [1672–1719, с талантливыми бытовыми очерками, обличающими роскошь, пустоту, суетность, невежество и другие пороки тогдашнего общества. Дидактический, сатирический и моральный характер носит образцовая классическая поэзия Попа [1688–1744](см.), автора «Опыта о человеке». Англия дала толчок не только освободительным идеям французских энциклопедистов, но и положила начало нравоучительной сентиментальной лит-ре, тому роману нравов, к-рый распространился по всей Европе. Самюэль Ричардсон (см.) [1689–1761, автор «Памелы», «Клариссы» и «Грандиссона» выводит добродетельных мещанских девушек и противопоставляет их распущенным аристократкам, идеализирует мещанские добродетели и заставляет исправляться развращенных представителей жуирующей золотой молодежи. Стерн (см.) пишет свое «Сентиментальное путешествие» и «Тристрама Шенди». Фильдинг [1707–1754]— автор «Сэра Жозефа Адрюза» и «Тома Джонса», менее сентиментальный, чем Ричардсон, но такой же нравоучительный, такой же внимательный к семейным  отношениям, наблюдательный реалист, охватывающий нравы и города и деревни. Гольдсмит (см.) [1728–1774, автор «Викфильдского священника», и ряд других писателей создают настоящую чувствительную эпопею трудов и дней буржуазного общества. Выразитель этих настроений в лирике — Томсон [1700–1748, автор «Времен года». И в драме Англия является пионером и создает не только сентиментальный театр, но и его теорию. Новые драматурги — Лилло (см.) [1693–1739, автор «Лондонского купца», изображающий трогательную историю исправившегося молодого купца, Комберлэнд, Эдвард Мур уничтожили три единства, отменили стихотворную форму и торжественный яз. классической трагедии и доказывали, что не одни только государи и вельможи подвергаются несчастиям и страданиям, — идеи, легшие в основу мыслей Дидро (см.) о драме. Даниель Дефо (см.) с его прославленным романом «Робинзон Крузо» — наиболее законченный идеолог средней буржуазии, выражает ее желания и то представление, какое она имеет о себе и о своем месте в государстве. Дж. Свифт (см.) [1667–1745]в знаменитых «Путешествиях Гулливера» едко осмеивает современное английское общество. Вторая половина XVIII в. вообще богата разнообразными талантами, с разных сторон освещающими психологические сдвиги, к-рыми сопровождался рост буржуазии, постепенно занимавшей господствующие позиции. Среди других необходимо отметить Т. Смоллетта [1721–1771, автора приключенческих романов — «Приключения Родерика Рэндома», «Приключения Перегрина Пикла», в к-рых сочетаются элементы классицизма с художественными приемами испанских пикаресков, с романтической выдумкой и в то же время с реальными образами, — романов, в к-рых много юмора, сатиры и даже горечи человека, не избалованного удачами. Далее, — Шеридан [1751–1816, автор известной комедии «Школа злословия», остроумной и злой сатиры на общественные пороки. Среди поэтов этой эпохи двое являются крупными предшественниками романтизма: Коллинз [1721–1759, в «Одах» к-рого романтическая выдумка, богатое и разнообразное содержание, нежность чувства и элегические настроения не вполне ладят с пиндаровской классической традицией, сдерживающей его свободное вдохновение; Томас Грей [1716–1771, автор элегий, у к-рого классическое чувство меры без ущерба регулирует импульс свободного вдохновения. Еще более черты приближающегося романтизма сказываются в романах Мэкензи [1745–1831](«Человек чувства», «Юлия де-Рубинье»). Мэкензи подражал Стерну, Ричардсону и Руссо, но внес в свое творчество ту спутанность  противоположных чувств, ту сложность переживаний, которые позднее станут характерны для романтизма. «Замок Отранто» Вальполя [1717–1797]— уже настоящий «готический роман» с средневековыми замками, их тайнами и жуткими настроениями. Из школы Вальполя вышла Клара Рив [1729–1807. В романе ее («Старый английский барон») больше естественного чувства, есть также элементы ричардсоновской нравоучительности. Вслед за ней — Анна Радклиф (см.), к-рую можно считать первой представительницей романтизма. Романы: «Замки Алтин и Денбейн», «Тайны Удольфо», «Итальянец» и др. — типичный жанр романтического романа с подземельями, кинжалами, потайными дверьми, чувствительными безупречными девушками, к-рых преследуют бандиты, благородными преданными слугами и т. д. В «Итальянце» предвосхищен тип байроновского героя. Романтизма — как школы — не существовало в Англии. Здесь не было, как во Франции и Германии, группы писателей, объединившихся на романтической платформе. И тем не менее ряд типичных признаков романтизма, отличавших А. Л. в первые десятилетия XIX в., дают право говорить о романтическом направлении в Англии. Эти признаки были: протест против классической рассудочности, в особенности против классических правил и противопоставление им индивидуальной поэтической свободы; далее, интерес к народности и к старине, к средним векам — в противоположность античности, к-рая являлась главным содержанием классицизма; интерес к экзотике, к-рый привлек внимание английских романтиков к Шотландии, стране старинных народных песен и легенд. Природа и деревня широким потоком вливаются в английскую романтическую поэзию. Наконец большую роль в английской поэзии романтического периода играют революционные настроения, увлечение французской революцией, политический радикализм. Певцом деревни, республиканцем и поклонником французской революции был Роберт Бэрнс (см.) [1759–1796. Годвин (см.) [1756–1836]в своем романе «Приключения Калеба Вильямса» и др. сочинениях защищает наиболее революционные идеи своего времени не только в области политики, но и в сфере воспитания и брака, идет впереди тогдашней английской революционной мысли. Так наз. «Озерная школа» (от места жительства вокруг озер) включает ряд поэтов. Из них Вордсворт (см.) [1770–1850]был главой школы. Мечтательный, влюбленный в природу поэт маленьких явлений, к-рые он умел делать возвышенными и трогательными, он вместе со своим другом Кольриджем [1772–1834]был представителем того течения в романтизме, к-рое внесло вместе с любовью к природе простой безыскусственный яз., образы  патриархальной старины, созерцательность и мечтательность. Третий поэт озерной школы — Соути (см.) [1774–1843]писал в духе своих друзей, присоединив фантастические картины экзотических стран Мексики, Индии, Аравии к идиллическим образам озерной поэзии. И поэты озерной школы увлекались революцией, но недолго. Вордсворт и Кольридж побывали в Германии, где подверглись влиянию немецкого романтического идеализма и закончили свой путь чистым созерцанием. Рядом с народническим романтизмом озерной школы величайший поэт эпохи Байрон (см.) [1788–1824]был представителем романтики революционно-аристократической. Презиравший великосветское общество, с к-рым он был связан своим происхождением, оторвавшись от своего класса, не видя ничего привлекательного в представителях капитала, жадных и продажных торгашах, Байрон в молодости разразился пламенной речью в защиту рабочих, но после не возвращался уже к этому вопросу, на всю жизнь остался деклассированным аристократом, мятежным революционером-индивидуалистом, певцом неудовлетворенных разочарованных натур, начав с таинственных демонических скитальцев и разбойников («Гяур», «Лара» и др.). Этот же образ углублен в «Чайльд Гарольде», к-рый стал предметом широкого подражания в европейской поэзии. Закончил Байрон протестом против мироздания и мирового порядка в своих богоборческих трагедиях («Манфред» и «Каин»). К концу жизни Байрон близко подошел к политической и социальной сатире («Дон-Жуан», «Бронзовый век»). Крайний индивидуализм, чувство неудовлетворенности, влечение к Востоку и экзотическим странам, любовь к природе и одиночеству, мечты о прошлом у руин и памятников, — все это делает Байрона поэтом английского романтизма, а его гневные обличительные протесты против всех форм насилия и эксплоатации, его связи с итальянскими карбонариями и борьба за освобождение Греции сделали его певцом свободы в глазах европейской интеллигенции. Его друг Шелли (см.) [1792–1822, гениальный лирический поэт, также аристократ, подобно Байрону соединяет в своей поэзии мир фантастической романтики с революционным протестом против складывающегося буржуазно-капиталистического общества. В своей поэме «Королева Маб» он изображает это общество, где все «на публичном продается рынке», где с помощью жестокого голода хозяин гонит своих рабов под иго наемного труда. Таким же революционером-романтиком выступает Шелли в других своих поэмах («Лаон и Цитна», «Раскованный Прометей» и др.). Вальтер Скотт (см.) [1771–1831]обнаруживает, как и два великих поэта, тенденцию к старине. Он был создателем исторического романа («Айвенго», «Роб-Рой», «Квентин Дорвард»,  «Тамплиеры» и др.), в к-ром умел соединять правдоподобие и реализм с богатой романтической фантастикой и изображать наиболее драматические моменты национальной истории Шотландии и Англии. В первой трети XIX в. завершается первая стадия борьбы дворянства и промышленной буржуазии, к-рая все более становится господином положения. Борьба против хлебных законов, чартизм и выступления рабочего класса, властно заявляющего о своих требованиях, отодвигают на второй план феодальную романтику и патриархально-мечтательную поэзию. Город с его практическими интересами, усиливающаяся буржуазия, начинающаяся социальная борьба между нею и рабочим классом становятся главным содержанием А. Л., а реализм — ее преобладающей формой. Вместо средневекового замка — фабричный город, вместо далекой старины — кипучая современная промышленная жизнь, вместо фантастических образов изобретательного воображения — точное, почти фотографическое, изображение действительности. Бульвер (см.) [1803–1873, еще продолжающий традиции романтизма, аристократ по происхождению, наполняющий свои романы превращениями, чудесами и уголовщиной, оставляет нам однако ряд лит-ых документов, имеющих социальное значение, изображает процесс обеднения и разложения дворянства (романы — «Пельгам», «Ночь и утро» и др.). Диккенс (см.) [1812–1870, наиболее прославленный писатель этой эпохи, развертывает широкую картину жизни буржуазно-капиталистического общества в своих известных романах: «Тяжелые времена», «Давид Копперфильд», «Домби и Сын», «Пикквикский клуб», «Николай Никкльби» и др., создает галлерею типов капиталиста. Мелкобуржуазная, гуманная, интеллигентская точка зрения Диккенса мешает ему стать на сторону революционной части рабочего класса. Он дает потрясающие картины сухости, жадности, жестокости, невежества и эгоизма капиталистов, но он пишет для поучения эксплоататоров и не думает об организации сил эксплоатируемых. Его цель — трогать человеческие сердца зрелищем страдания, а не будить ненависть и звать к восстанию. Более озлоблен, более саркастичен и жесток в своей критике дворянско-буржуазного общества Теккерей (см.) [1811–1863, автор романов «Ярмарка тщеславия», «Пенденнис». Автор не видит выхода. Он исполнен пессимизма и раздражения. Он, как и Диккенс, не в состоянии понять освободительной роли начинающегося революционного рабочего движения. Колеблющаяся как всегда между крупным капиталом и рабочим движением мелкобуржуазная мысль искала соглашательских путей. Кингсли [1819–1875]в своих романах «Yeast» и «Alton Locke» рисует ужасы эксплоатации и нужды, но спасение видит в христианском  социализме, в «духе божием», в раскаявшихся богачах, обратившихся к благотворительным делам. Дизраэли (см.) [1805–1881, впоследствии знаменитый лорд Биконсфильд, вождь ториев (романы «Сибилла» и др.), изобразив в ярких красках пороки буржуазно-аристократического общества и бедствия крестьян и рабочих, высказывается отрицательно против революции и видит спасителей в лице энергичных и деятельных аристократов, берущих на себя дело устроения народного благосостояния. Не только роман, но и лирическая поэзия вдохновляется социальными темами, и основной вопрос, выдвинутый эпохой, — вопрос об эксплоатации рабочего класса капиталом, — разрешается в духе расплывчатой гуманности и нравственного усовершенствования. Поэты, как Томас Гуд (см.) [1798–1845]или Эбинезер Эллиот (см.) [1781–1849, в своих стихотворениях изображают отдельные моменты тяжелого существования рабочих и городской нищеты, создают песни против хлебных законов, дают образы работниц, доведенных нищетой до проституции и самоубийства. Но и их положительные идеалы сводятся к благотворительности, к какой-нибудь лэди, постигшей свой долг благодаря назидательному сновидению и посвятившей свою жизнь облегчению участи бедняков. По мере приближения к концу XIX в. в европейской, в частности в английской лит-ре, реалистическое и социальное направление начинает уступать место возрождающимся идеям индивидуализма и эстетизма. Вместо воинствующих капиталистов, пролагающих себе путь борьбой и энергией, создающих предприятия, вместо Домби и Градгриндов, тон лит-ре начинают задавать те представители буржуазии, к-рые получили свои капиталы по наследству, не прошли суровой школы жизни, к-рые могут наслаждаться наследием отцов, стали любителями и ценителями искусств, покупателями дорогих картин и изящных томиков поэзии. Расцветает лит-ра утонченных переживаний, мимолетных впечатлений. Индивидуализм, чистое искусство, эротика, культ настроений — отличительные черты лит-ры конца века. Правда, основная тема эпохи — организация общества, уничтожение эксплоатации, положение рабочего класса — занимает большое место в лит-ре, но и социализм конца века — есть социализм эстетический. Джон Рёскин [1819–1900]исходит из идеала красивой жизни, зовет общество к старым патриархальным ремесленным формам производства и восстает против индустриализма и капитализма. Он вдохновляет школу художников, известных под именем прерафаэлитов (см.), среди к-рых мы видим Россетти (см.) [1828–1882]и Вильяма Морриса [1834–1896, автора романов — «Сон Джона Боля» и «Известия ниоткуда», защитника социализма и в то же время  страстного эстета, вместе с Россети искавшего идеалов красоты в прошлых веках, мечтавшего вызвать социальную революцию путем эстетического воспитания рабочих. Рядом с прерафаэлитами — Теннисон [1809–1892, поэт чистого искусства, свободного от мотивов социальной борьбы, Роберт Броунинг [1812–1889](см.) и его жена Елизавета Баррет-Броунинг [1806–1861, Свинберн [1835–1909, в поэзии к-рого неясно переплетаются идеалы вечной красоты и защита эксплоатируемых. Наибольшей популярностью из поэтов этого направления пользовался Оскар Уайльд [1856–1900, «король эстетов», в своих «Замыслах» и в романе «Портрет Дориана Грея» создавший «религию красоты» и культ освобождающего вымысла, провозгласивший единственной реальностью творения искусства, утверждавший, что искусство создает жизнь, а не наоборот. Продолжающийся рост индустрии вводит новые темы в лит-ру — урбанизм, машинизм. Лит-ра становится динамичной, развивается сатира против капиталистического уклада жизни. Бернар Шоу (см.) [1856–]— самый блестящий и парадоксальный из писателей сатириков, виртуоз софизмов, остроумный автор мистификации, умеренный социалист, собирающийся впрочем улучшить положение рабочих при помощи буржуазии. Герберт Уэльс (см.) [1868–]— автор фантастических романов, проникнутых пафосом техники, рисующих чудеса индустрии, волшебно преобразующей жизнь, соединяющей планеты, позволяющей человеку переселяться и в прошлое и в будущее. Этот процесс одновременного нарастания социалистических тенденций и консервативно-индивидуалистических и эстетических устремлений сопровождается рядом разнообразных лит-ых явлений. Империализм и шовинизм, имеющий своего представителя в лице Чемберлена, бурская война, культ Китченера, — все это находит свое лит-ое отражение в творчестве Редиарда Киплинга (см.) [1865–, самого талантливого из писателей-националистов, автора колониальных рассказов и поэм, где возвеличивается колониальная политика Англии, где угнетение отсталых народов прославляется как осуществление великой цивилизаторской миссии. Другое явление — реакция против машинизма, вызывающая возрождение в лит-ре религиозных течений, порывов в потусторонний мир, теософии, спиритизма, оккультизма и т. д. Уже Самюэль Бётлер [1835–1902]и Мередит [1828–1909, столь несходные между собою в других отношениях, делают однако общее дело, пролагая путь спиритуализму, пытаются построить новую религию на основах современности, пользуясь для этого опытом и исследованием. Черты романтической символики мы находим в творчестве Йетса [1865–, представителя так наз.  «кельтского возрождения», и у другого его представителя, тоже ирландца, более склонного к реализму и натурализму, — Синга [1871–1909. Другой формой протеста против машинизма было ницшеанство, культ силы и гипертрофированный эстетизм, все те модернистские идеи, влияние которых нетрудно уловить не только у Оскара Уайльда, но и в творчестве Стевенсона (см.) [1850–1894, утонченного автора образцовых авантюрных романов, а также Джорджа Мура [1852–, говорившего почти языком Заратустры (в «Исповеди молодого человека») о своем презрении к состраданию и к христианской морали, о красоте жестокости, силы и красоте преступления. Эта же враждебность к индустриальному веку породила струю пессимизма в А. Л. среди тех писателей, к-рые не могли примирить машинизм с душевным равновесием. Джемс Томсон [1834–1882]— один из замечательных поэтов, через всю поэзию к-рого проходит в качестве лейтмотива основная тема — мука жизни, мрачное величие отчаяния. Самый популярный и может быть самый глубокий из пессимистов — Томас Гарди [1848–1928, создатель грандиозной драматической эпопеи «Династы» и ряда романов, по преимуществу из жизни деревни и провинции. Над судьбой человека, по его учению, тяготеет темный и злой рок, непостижимый случай, жестокая неизбежность. Враг предрассудков и современного брака, ложащегося гнетом на женщину, враг цивилизации в духе Руссо или Толстого, Гарди не находит выхода из терзающих его мыслей. Тем же пессимизмом проникнут Джордж Роберт Гиссинг [1857–1903]— бытописатель лондонских низов и голодающей лит-ой богемы, ученик Диккенса, но лишенный его юмора и его филантропической веры, ничего не ждавший одинаково «ни от филантропии богатых, ни от восстания бедных». Пессимистичен и основной тон творчества Джозефа Конрада [1856–1913. Конрад принадлежит к числу наиболее сильных и сложных писателей современности, поражает богатством и разнообразием языка. Он стремится проникнуть в глубину человеческой природы и использовать все средства для того, чтобы передать впечатление реального нашему сознанию: «красочность живописи, пластичность скульптуры и магическое действие музыки». Он рисует все виды человеческих страданий, он не идеализирует человека, потому что убежден, что неискоренимый эгоизм делает человека волком другому человеку. Больше быта и здорового реализма у Арнольда Беннетта [1867–, изобразителя нравов низших слоев провинциальной буржуазии, и больше верного социального инстинкта у Гелсуорси [1867–, к-рый видит источник социальных конфликтов в существовании  частной собственности. Честертон [1874–]— враг дряблости, проповедник активизма, но активизма средневековых корпораций, ревностный католик, убежденный, что развитие индустрии — источник социального рабства. Джемс Барри [1860–]— бытописатель шотландских крестьян, Конан Дойль (см.) [1860–]— прославленный автор исторических и полицейских романов, Роберт Хиченс [1864–]— сатирик и романтик, Израель Зангвилл [1864–]— автор «Детей Гетто», бытописатель еврейской бедноты, и ряд других, менее значительных, завершают лит-ую деятельность старшей группы современных писателей. Пути нового поколения еще не обрисовались отчетливо. В большинстве случаев это реалисты, к-рые однако не прочь затронуть и оккультные силы души. После стремления к ясности, ведущего свое происхождение от французских традиций, А. Л. пережила период сильного русского влияния, гл. обр. Достоевского. Этому влиянию соответствует аморфность в лит-ре, реакция против французской пластичности. Уолпол [1884–, один из наиболее модных романистов, сам легко следует за модой; Оливер Онионс приобрел известность трилогией, в к-рой описывает богему, натурщиц, машинисток, бедных художников и т. д.; Джилберт Каннан [1884–, Комптон Макензи [1883–, Лауренс [1887–]и ряд других молодых писателей, привлекающих в настоящее время внимание английского читателя, затрагивают самые разнообразные темы, изображают различные классы общества, критикуют социальные ценности, но их собственное мировоззрение чаще всего сводится к туманному гуманитаризму. Они сильнее в критике, чем в своих положительных идеях, и пока никому из них не удалось превзойти великих «стариков», как Шоу, Уэльс или Гарди. Библиография: На русском яз. имеется несколько устарелая, но все еще сохранившая свое значение книга Тэна, Развитие политической и гражданской свободы в Англии в связи с развитием лит-ры, СПБ., 1876 (2 тома); Жюссеран, История английского народа в его лит-ре, СПБ., 1898; Брандес Г., Английская лит-ра (в собрании его сочинений), Киев, 1903; Геттнер Г. Т., История всеобщей лит-ры XVIII в. Английская лит-ра, пер. Пыпина, М., 1868. Кроме того отдельные главы посвящены А. Л. в курсах по истории зап.-европейских лит-р: Когана П., Луначарского А., Фриче В., Розанова М. и др. — На иностранных яз.: Wulker R., Geschichte der englischen Literatur, Lpz., 1896, 1907; Maigron L., Roman historique a l’epoque romantique, P., 1898; Ten Brink, Geschichte der englischen Literatur, 2 Aufl., Strassburg, 1899; Gross W. L., The developement of english Novel, 1899; Cazamian L., Le roman social en Angleterre, 1903; Courthope W. J., History of English Poetry, 1903–1905; Garnett and Gosse, English Literature, Lond., 1904; Ward, History of English Dramatic Literature; Sharp, Short history of the english Stage, 1904; Chevrillon Andre, Nouvelles etudes anglaises, P., 1910; Laurent R., Etudes anglaises, 1910; Roz Pirmin, Le Roman anglais contemporain, P., 1912; Phelps W. L., Advance of english Novel, 1919; Elton O., Survey of english Literature, 1920; Chevalley Abel, Le roman anglais de notre temps, P., 1921; Cazamian M. L., Le roman et les idees en Angleterre, P., 1923; Tehr Bernard, Die englische Literatur des XIX und XX Jahrhunderts, B., 1923; Schirmer Walter F., Der englische Roman der neuesten Zeit, 1923; Legouise et Cazamian L., Histoire  de la litterature anglaise, P., 1925; Lalou Rene, Litterature anglaise, 1927. Энциклопедии по А. Л.: Chamber, Cyclopoedia of English Literature, 1903 (посл. изд. 1905); Waller and Word, Cambridge History of Engl. Lit., 15 vv., 1908–1924. П. С. Коган... смотреть

АНГЛИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

АНГЛИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРАИстория английской литературы фактически включает несколько "историй" различного плана. Это литература, принадлежащая конкретным общественно-политическим эпохам в истории Англии; литература, отражающая определенные системы нравственных идеалов и философских воззрений; литература, обладающая присущим ей внутренним (формальным, языковым) единством и спецификой. В разные времена та или иная "история" выходила на первый план. Неоднородность определений закрепилась в названиях, которые принято давать различным периодам английской литературы. Одни периоды обозначаются по имени выдающихся политических или литературных деятелей ("Викторианская эпоха", "Век Джонсона"), другие - по господствующим литературным идеям и темам ("Возрождение", "Романтическое движение"), третьи ("Древнеанглийская литература" и "Среднеанглийская литература") - по языку, на котором создавались произведения. В настоящем обзоре рассматривается и средневековая английская драматургия; история драматургии представлена отдельной статьей (см. АНГЛИЙСКАЯ ДРАМА).Древнеанглийская литература. В истории английской литературы до эпохи Возрождения выделяются два периода, причем каждый из них отмечен как историческими вехами, так и изменениями в языке. Первый, древнеанглийский период начинается в 450-500 вторжением в Британию германских племен, обычно именуемых англосаксонскими, и кончается завоеванием острова Вильгельмом Норманнским в 1066. Второй, среднеанглийский период начинается около 1150, когда вытесненный на какое-то время из обихода коренной язык снова получил распространение как язык письменности. До норманнского завоевания языком Англии был немецкий, представлявший собой разновидность диалектов низменного побережья Германии и Голландии, однако в среднеанглийский период этот язык претерпел многочисленные внутренние изменения, а после 13 в. изрядно обогатился заимствованиями из французского.Искусство книгописания стало известно в Англии лишь после обращения англосаксов в христианство. Самая ранняя и продуктивная школа древнеанглийской литературы возникла в Нортумбрии под влиянием кельтской и латинской культур, но ей положили конец начавшиеся около 800 набеги скандинавских язычников-викингов. На юге, в Уэссексе, король Альфред (правил в 871-899) и его преемники оказали викингам успешное сопротивление, чем способствовали возрождению наук и литературы.Все это имело два важных последствия. Во-первых, все сохранившиеся произведения в стихах и прозе, включая посвященные языческим временам, принадлежат авторам-христианам, в основном из духовного сословия. Прямых свидетельств об устном творчестве дохристианского периода нет. Во-вторых, почти все дошедшие до наших дней рукописи созданы позднее и большей частью на западно-саксонском диалекте, независимо от того, на каком языке они могли быть изначально написаны. Таким образом, древнеанглийский фактически является для Англии языком иностранным, поскольку среднеанглийский и современный английский в первую очередь восходят к бытовавшему в области с центром в Лондоне диалекту Дж.Чосера и его современников.В отличие от ученых сочинений и переводов, художественная литература создавалась в стихах. Основная часть памятников древнеанглийской поэзии сохранилась в четырех рукописных кодексах; все они относятся к концу 10 - началу 11 вв. В древнеанглийский период принятой единицей стихосложения была долгая аллитерированная строка, разделенная отчетливой цезурой на две части, содержавшие по два сильных ударных слога; в каждой части аллитерировалось как минимум по одному из них. Самый ранний английский поэт, известный по имени, - нортумбрийский монах Кэдмон, живший в 7 в. Историк Бэда Достопочтенный записал его короткое стихотворение о сотворении мира, остальные сочинения Кэдмона утрачены. От поэта Кюневульфа (8 или 9 в.) дошли четыре поэмы, принадлежащие несомненно ему: в последние строки каждой он поставил свое имя, записанное буквами дохристианского немецкого рунического письма. Как и Кюневульф, безымянные авторы других поэм сочетали элементы эпического повествования с христианской тематикой и отдельными приемами классического стиля. Среди этих поэм выделяется Видение Креста и Феникс, в которых трактовка христианской темы отмечена сдержанным, нередко суровым духом языческой веры германцев, особенно ощутимым в элегиях Скиталец и Морестранник, с большой силой раскрывающих темы изгнанничества, одиночества и тоски по дому.Германский дух и германские сюжеты нашли воплощение в героических поэмах (песнях) о великих воителях и народных героях. В ряду этих поэм важное место занимает Видсид: здесь выведен придворный сказитель (скоп), который сочинял и исполнял такие поэмы. Он вспоминает дальние края, где побывал, и великих воинов, в том числе реальных исторических лиц, с которыми, по его словам, встречался. Сохранились фрагменты двух героических произведений того типа, которые вполне мог исполнять Видсид: Битва в Финнсбурге и Вальдере. Величайшим из сохранившихся поэтических произведений той эпохи, в котором элементы германской героической поэзии и идеи христианского благочестия выступают в абсолютном слиянии и завершенности, является героический эпос Беовульф, созданный, вероятно, в 8 в.Образование Уэссекса и воцарение короля Альфреда положили начало возрождению наук и литературы, продолжавшемуся до завоевания Англии норманнами. Альфред самолично поддерживал и направлял этот процесс. При содействии ученых-клириков он переводил или заказывал переводы латинских текстов, важных для понимания англичанами европейской истории, философии и богословия. То были Диалоги и Пастырская опека (Cura Pastoralis) папы Григория Великого (6 в.), компендиум всемирной истории Оросия (5 в.), Церковная история англов Бэды Достопочтенного и Утешение философией Боэция (6 в.). Перевод Пастырской опеки Альфред снабдил предисловием, в котором сетовал на упадок учености и даже грамотности в среде современного ему духовенства и предлагал через церковные школы расширить образование на латинском и английском языках. Альфреду принадлежит идея создания Англосаксонской хроники, по свежим следам фиксирующей исторические события. После его смерти Хронику продолжали вести в ряде монастырей; в своде Питерборо события доведены до 1154. Записывались в нее и стихи, например Битва при Брунанбурге - прекрасный образец древнеанглийской героической поэзии, посвященной конкретным событиям.Наследовавшие Альфреду авторы сочинений в прозе внесли ценный вклад не столько в художественное творчество, сколько в историю культуры. Эльфрик (умер ок. 1020) написал несколько сборников проповедей, жития святых и ряд работ по грамматике. Вульфстан (умер в 1023), епископ Лондонский, Вустерский и Йоркский, тоже прославился как автор проповедей.Среднеанглийская литература. Норманнское завоевание 1066 вызвало глубокие перемены во всех сферах английской жизни. Заимствованная из Франции и внедренная по французскому образцу феодальная система преобразовала все общественные институты, включая культурные, правовые, экономические и политические. Наибольшее значение, возможно, имело то, что норманнский французский стал языком знати и королевского двора, тогда как латынь по-прежнему доминировала в ученой среде. Люди не перестали писать на английском, ему продолжали учить, однако на столетие с лишним он отступил в тень, хотя на нем говорило большинство населения. В конце 12 в. английский язык вновь получил широкое распространение, его грамматическая структура значительно упростилась, но лексика завоевателей лишь незначительно затронула его словарь. Интенсивные заимствования из французского начались только в конце 13 в. по ряду причин, в т.ч. под воздействием поэзии Чосера. Изменения в языке вызвали соответствующие перемены в структуре стиха. Ритмическая организация строки все чаще опиралась на общее количество слогов, а не на одни лишь ударные, как в древнеанглийском; концевая рифма как основа поэтической гармонии заменила внутреннюю аллитерацию.Самые ранние среднеанглийские тексты, большие и малые, носят религиозный или дидактический характер. Многие из них написаны на юго-западном и западно-центральном диалектах конца 12 в. и в силу этого непосредственно продолжают традицию литературы на западносаксонском, который был распространен до завоевания. Из дидактических текстов явно выделяется сочинение Правила для отшельниц (Ancrene Riwle). Наставляя трех верующих женщин, ведущих жизнь затворниц, автор рассуждает о разных материях - нравственных, психологических и хозяйственных, обращается к проповеди, короткой истории, иносказанию, притче, пишет в живом разговорном стиле. Другое значительное произведение эпохи - поэма-спор Сова и Соловей, отмеченная неподдельным юмором и поэтическим мастерством.Королевский двор и знать, обосновавшиеся в средневековых замках, жаждали литературных развлечений не меньше, чем дворы королей, правивших в англосаксонский период, и так же предпочитали героическую поэму другим литературным жанрам. Феодальная среда, однако, радикальным образом преобразовала содержание, характер и стиль поэмы, и в аристократических кругах 13 в. известность получили не сравнительно простые героические поэмы, а рыцарские романы. Героем такого романа выступает, как правило, лицо по меньшей мере полуисторическое, однако его деяния заключаются не столько в обычных сражениях и странствиях, сколько в подвигах, связанных со сверхъестественными носителями добра и зла, в борьбе со сверхмагами, слугами дьявола, и в битвах с применением волшебного оружия вроде Экскалибура, меча короля Артура. Чудесные подвиги героя легко поддаются истолкованию в христианском духе как иносказательное изображение борьбы души со злыми соблазнами в стремлении к совершенству, хотя по своей природе средневековые рыцарские романы не были аллегорическими.В дополнение к героическому началу рыцарский роман в западных литературах этого периода обогатился совершенно новым сводом чувств и мотивов, получившим название куртуазной любви. В ее основе лежала посылка о том, что главный источник рыцарских доблестей и великих деяний - любовь к благородной даме, которая традиционно изображалась добродетельной, утонченной, строгой и почти недосягаемой. Культ куртуазной любви развился из культа Девы Марии, игравшего крайне важную роль в средневековом католицизме. В Англию культ куртуазной любви пришел вместе с французским феодализмом. В романах Король Хорн и Хевлок-Датчанин (оба 13 в.) герои, англичане по крови или усыновлению, изгнанные из родных королевств узурпаторами, ведут себя по всем канонам куртуазной любви: мечом возвращают королевство и одновременно завоевывают любовь прекрасной дамы.Зарождающееся самосознание англичан волновали два других романных цикла, один связан с темой осады Трои и римскими потомками троянцев, другой - с фигурой короля Артура. Согласно красивой легенде, которую первым обнародовал Джеффри Монмутский, потомки бежавших из Трои осели в Англии еще в незапамятные времена. Что касается короля Артура, то он был известен читавшим приписываемую Неннию компилятивную Британскую историю (Historia Britonum, 9-11 вв.), где представлен защитником Британии римлян и кельтов от вторжения англосаксонских племен в 5-6 вв. Величайшим из средневековых английских рыцарских романов Артуровского цикла (Артуровские легенды) бесспорно является созданный в 14 в. Сэр Гавейн и Зеленый Рыцарь. Автору этого романа, возможно, принадлежит также поэма Жемчужина - элегия на смерть маленькой девочки; ему же можно приписать и дидактические поэмы Непорочность и Терпение.Морализаторская литература вообще переживала в 14 в. время расцвета, отчасти, вероятно, под влиянием идей религиозного реформатора Д.Уиклифа (ок. 1330-1384). Она принимала разнообразные формы: обстоятельного очерка всемирной истории, как Странник мира (Cursor Mundi), толкования церковной доктрины, как Перечень грехам (Handlyng Synne) Р.Маннинга; обозрения проступков людей всяческого рода и состояния, как написанное на французском сочинение друга Чосера Д.Гауэра Зерцало человеческое (Le Miroir de l'Homme). Самой значительной дидактической поэмой столетия является Видение о Питере-пахаре, принадлежащее автору, который называет себя в тексте поэмы У.Ленглендом (сохранилась в трех отдельных вариантах). Эта пространная нравоучительная аллегория содержит сатирические выпады против злоупотреблений церкви и государства. Она написана древним англосаксонским аллитеративным стихом (видоизмененным), который представляет собой одно из ярчайших поэтических достижений всей среднеанглийской литературы.Дж.Чосер (ок. 1340-1400) - высшее воплощение английского творческого гения эпохи Средневековья и одна из крупнейших фигур английской литературы. Он выступал едва ли не во всех жанрах литературы того времени. Тесно связанный с изысканным двором, впитавшим каноны рыцарства и куртуазной любви, Чосер отразил его нравы и образ жизни во многих своих сочинениях. Стиль и просодия Чосера принадлежат скорее французской, нежели отечественной традиции; их воздействие на английскую поэзию невозможно переоценить. Язык Чосера явно ближе к современному английскому, чем к языку Ленгленда; лондонский диалект стал превращаться в нормативный литературный язык в основном благодаря поэзии Чосера.Поэт в высшей степени самостоятельный, Чосер использовал многие традиционные приемы письма, добиваясь при этом нужного ему результата. Его сочинения, включая лирику и небольшие поэмы, часто обнаруживают сочетание своеобычного с общепринятым. Кентерберийские рассказы, с их композицией, в рамках которой выступают словоохотливые, переругивающиеся и все о себе выкладывающие рассказчики и находят воплощение разнообразные формы средневековой литературы, это квинтэссенция творческого воображения эпохи. Особенно оригинально Чосер использует фаблио - призванную повеселить короткую стихотворную новеллу, сатирическую, озорную или соединяющую оба эти качества. Сюжеты немногих сохранившихся английских фаблио порой так же фантастичны, как в рыцарских романах, однако обстоятельства допускали в них реализм, и Чосер в полной мере реализовал эту возможность. В форме фаблио даны рассказы Мельника, Мажордома и Шкипера.Около ста лет, отделяющих смерть Чосера от воцарения Тюдоров, не привнесли существенных новшеств в содержание и форму литературных произведений. На протяжении 15 в. произошло лишь одно заметное изменение - нравоучительная сатира становилась все злее по мере того, как средневековая система мироздания ветшала. Суровый тон и страшные, порой апокалиптические образы в сочинениях религиозных реформаторов и поэтов явились свидетельством нарастающего ощущения кризиса.Среди последователей Чосера особенно разносторонен и плодовит был Д.Лидгейт (ок. 1370 - ок. 1449). Он подражал Чосерову Дому славы в своем Стеклянном замке, переводил с французского светские и нравоучительные аллегории и рыцарские романы. Лидгейт был монахом, однако имел связи при дворе и в больших городах и часто писал стихи по заказу. Его современник Т.Оклив (ум. 1454) занимался тем же, но написал меньше. Шотландские подражатели Чосера отличались от английских большей самостоятельностью. В их числе были король Яков I, писавший преимущественно в куртуазном стиле; Р.Генрисон (ум. до 1508), автор незаурядного продолжения поэмы Чосера Троил и Хризеида; У.Данбар (ум. ок. 1530), работавший в разных поэтических жанрах - светской и нравоучительной аллегории, сатирического видения, реалистического диалога, стихотворения-спора, бурлеска и элегии.В этот век продолжений и подражаний Смерть Артура Т.Мэлори, хотя и построенная на заимствованных сюжетах, стала выдающимся литературным явлением. Ее источниками были цикл французских рыцарских романов в прозе и два английских в стихах, в совокупности охватывающие период царствования короля Артура и приключений его главных рыцарей. Ностальгия автора по идеализированному им прошлому придает всему сочинению интонационное единство и в известном смысле характеризует дух столетия.Редактором и издателем Мэлори был английский первопечатник У.Кэкстон (1422-1491), сослуживший английским читателям, чей круг значительно расширился к концу 15 в., великую службу, предоставив им целую библиотеку отечественных авторов и переводов с французского и латыни. Кэкстон первым издал сочинения ряда английских писателей, в т.ч. Чосера, Гауэра и Лидгейта. Осознание того факта, что сочиненное ими появляется в виде напечатанной книги, которую читает публика (отсюда первоначальный смысл слова "публиковать"), вполне естественно заставило авторов серьезно задуматься о стиле. Стиль перестал быть результатом личного взаимопонимания между чтецом и узкой аудиторией и превратился в некую обобщенную, нормализованную и непременную предпосылку взаимопонимания между писателем и читателем. Другим важным последствием введения книгопечатания стал рост числа не просто читателей, но покупателей печатных изданий, в определенной степени диктовавших, что именно им бы хотелось читать.Возникновение среднего класса - процесс, длившийся не один 15 в., но несколько столетий. Однако его начало пришлось на времена Кэкстона и, в частности, заявило о себе развитием баллады и народной религиозной драмы. В них можно найти первые ростки творческого самовыражения того нового общественного класса, который не относился ни к ученому духовному сословию, ни к благородной знати, но стремился к учености и благородству на свой манер.Баллады - сюжетные песни безымянных авторов, бытовавшие в устной передаче и структурно опиравшиеся на припев и повторы. Расцвет английской баллады приходится на 15 в., хотя некоторые баллады относятся к раннему Средневековью, а другие возникли после 15 в. Их сюжеты просты, действие стремительно и насыщенно, ведущая роль отводится диалогу. Круг тем широк - от легендарных героев типа Робин Гуда до сверхъестественных сил. Своим очарованием они во многом обязаны драматичному сюжету и четкой динамичной интриге.Корни английской драмы уходят во времена, предшествовавшие появлению самых ранних баллад. В Англии, как повсюду, представления на религиозные темы первоначально носили миметический характер и представляли собой диалоги на латыни, которые произносились по ходу литургии и ее дополняли. Качественные изменения наступили, когда объединения мирян, например гильдии, начали ставить вне церкви религиозные пьесы в расширенном варианте и на народном языке. Самым ранним образцом английской драмы такого типа является Действо об Адаме (Le Jeu d'Adam, 13 в.), написанное на французском и рассказывающее не только о первом грехопадении, но и о Каине с Авелем. Переживавшая расцвет с 14 до начала 16 вв., драма была представлена двумя основными формами: мистериями, в которых разыгрывались библейские эпизоды ("таинства"), и моралите - нравоучительными аллегориями. Драма являла собой одновременно и религиозное искусство, и народное зрелище, в устройстве которого обычно принимала участие вся община. Эта двоякая природа объясняет частое (и поразительное) совмещение благолепия с реализмом, а подчас и озорным непотребством, придающее пьесам характерную выразительность.Некоторые моралисты, например Уиклиф и Маннинг, поносили мистерии, главным образом из-за того, что те ставились под эгидой мирян. Однако для постановки мистерии требовалось в той или иной форме сотрудничество церковного клира. Моралите, как пьесы-аллегории, содержали меньше простонародного, или "светского". Лучшее и самое известное моралите - Каждый человек (вероятно, переделка голландского источника), воссоздание духовного пути человека от первого напоминания о смерти до утешения последних церковных обрядов и кончины.Подобно рыцарским романам и поздним аллегорическим повествованиям, английская религиозная драма была средневековой по сути своей. Однако все эти жанры сохранились после воцарения Тюдоров и еще долгое время оказывали влияние на литературу. Постепенно их каноны все более видоизменялись по сравнению с европейскими, обретая чисто английскую специфику. Преображенное таким образом средневековое наследие перешло к писателям эпохи Возрождения.В начале 16 в. два поэта, А.Барклай и Д.Скелтон, писавшие в средневековой традиции, привнесли в содержание и трактовку поэтических тем нечто новое. Барклай в Эклогах (1515, 1521), переводах-переложениях из Мантуана и Энеа Сильвио, открыл в английской поэзии пасторальную тему. Скелтон в живой оригинальной сатире Дурень Колин, написанной короткими строками с неровным ритмом и концевыми рифмами, высмеивал духовенство, кардинала Вулси и двор. Однако подлинное начало новой поэзии связано с авторами песен при дворе Генриха VIII, который подавал приближенным личный пример, преуспев в поэзии, ученых занятиях, музыке, охоте, стрельбе из лука и прочих благородных потехах. При его дворе стихи писал едва ли не каждый, но обновление поэзии в первую очередь связано с Т.Уайетом и Г.Хауардом, графом Сурреем. Как все придворные того времени, они рассматривали занятие поэзией лишь как забаву знатных людей и свои стихи не печатали, поэтому большая часть ими написанного увидела свет посмертно в сборнике Песни и сонеты (1557), более известном как Альманах Тоттела. Уайет ввел в английскую поэзию итальянскую октаву, терцину и любовный сонет в стиле Петрарки и сам писал куртуазные песенки, исполненные неподдельного лиризма. Граф Суррей культивировал жанр сонета, но главная его заслуга заключается в том, что своим переводом двух песен Энеиды он сделал белый стих достоянием английской поэзии.Большим достижением правления Генриха VIII стало развитие гуманитарных наук учениками и последователями тех англичан, что в конце 15 в. совершили паломничество в Италию, к источнику Нового Знания. Твердое убеждение в могуществе античной культуры, с которым они возвратились на родину, определило деятельность оксфордских реформаторов; к ним относились Гросин, Линакр, Колет, Мор и неоднократно бывавший в Англии Эразм Роттердамский. Они занялись реформами в области образования, религии и церкви, государственного правления и общественного устройства. В написанной на латыни Утопии (1516, переведена на английский в 1551), где подходы и ценности эпохи Возрождения представлены чуть ли не на каждой странице, Томас Мор изложил свои представления об идеальном государстве. Трактат Т.Элиота о политическом благоразумии и обучении дворянина Правитель (1531) и более поздние его работы свидетельствуют, что на английском языке, при незначительных заимствованиях из других языков и приращении новообразований, можно с успехом формулировать философские идеи, которые автор стремился донести до соотечественников. В 1545 Р.Аскем посвятил Генриху VIII Toxophilus - трактат о стрельбе из лука и о пользе благородных забав под открытым небом для воспитания молодого человека. Строй его прозы более упорядоченный и внятный, чем у Элиота; он первым использовал различные приемы построения фразы для более точного и ясного изложения мысли.Поэзия, создававшаяся в период между концом царствования Генриха VIII и началом творчества Ф.Сидни и Э.Спенсера, едва ли предвещала беспримерный поэтический "урожай" последнего двадцатилетия века. Исключением являются поэмы Т.Сэквилла Вступление и Сетования Генриха, герцога Букингемского, опубликованные им в одном из изданий собрания трагических средневековых историй Зерцало правителей (1559-1610). Написанные семистрочными строфами с использованием ямбических пентаметров, они принадлежат средневековой традиции по теме и стилистическому канону, но их композиция вполне отвечает их настроению, в высшей степени оригинальны отточенные образы и мастерство стихосложения. Эти поэмы можно рассматривать как важное связующее звено между средневековой и новой поэзией. Кроме них, только стихи искусного мастера Дж.Гаскойна и Т.Тассера, а также Дж.Тарбервилла, Т.Черчьярда и Б.Гуджа выделяются на фоне посредственной поэзии середины столетия.В период правления Елизаветы I (1558-1603), называемый елизаветинским, литература английского Возрождения достигла вершины расцвета и многообразия; столь поразительная концентрация творческого гения - редкое явление в истории мировой литературы. Причины таких мощных "выбросов" творческой энергии всегда трудно определить. В Век Елизаветы ее источником стало одновременное воздействие имевшихся культурных явлений и факторов на английскую нацию в целом. Реформация породила обилие религиозных сочинений - от Книги мучеников (1563) Д.Фокса до возвышенно-красноречивых Законов церковного уложения (1593-1612) Р.Хукера; они включали проповеди, полемические памфлеты, требники, религиозную поэзию.Наиболее влиятельной силой, определившей облик века, была, возможно, сама Елизавета и все, что она олицетворяла. Если религиозные споры, географические открытия и классическое образование подводили елизаветинцев к новому пониманию их места в истории, мире и мироздании, то Елизавета своим царственным величием и блеском правления наглядно воплощала всю эту новизну и оптимизм. Век справедливо носит ее имя: она заставила своих подданных проникнуться новым, овладевавшим умами самосознанием, всемирным и в то же время сугубо национальным. То, что в центре всего была она, подтверждают многочисленные сочинения, питавшие сильное чувство национальной гордости и предназначенной нации высокой судьбы, - Королева фей (1590-1596) Спенсера, Генрих V (1599) Шекспира, Музолюб (1599) и Защита рифмы (1602) С.Дэниела, Полиольбион (1613, 1622) М.Дрейтона и другие.Драму и лирическую поэзию, эти величайшие достижения елизаветинцев, вскоре признали как самые совершенные формы для представления действия и раскрытия личного чувства. Из видных лиц, писавших стихи, лишь немногие выпускали их в свет, зато многие позволяли написанному расходиться в рукописях. Их стихотворения нередко появлялись в таких сборниках, как Цветник изящных словес (1576), Гнездо Феникса (1593) и Поэтическая рапсодия (1602). Множество стихов было положено на музыку составителями песенников - У.Бердом, Т.Морли, Д.Даулендом и Т.Кемпионом, который сам писал тексты своих песен.Несмотря на то, что лирическая поэзия все еще считалась "господской забавой", стихи, отвечая духу времени, носили выраженный экспериментальный характер. Вдруг открылось, что поэтическая речь способна передать много больше, чем могла в предшествующие эпохи, и это придало глубину и значительность даже куртуазной любовной лирике. Взаимосвязь между индивидуальным сознанием и внешним миром часто обозначается как взаимозависимость микрокосма ("малого мира", человека) и макрокосма ("большого мира", вселенной). Эта центральная концепция Века Елизаветы и, шире, всего Возрождения нашла наиболее полное выражение в двух ведущих жанрах поэзии - пасторали и цикле сонетов. Начиная с Пастушеского календаря (1579) Спенсера пастораль становится, по образцу Эклог Вергилия, весьма действенной формой аллегории, сатиры и размышления на темы морали. Для "пастушка" елизаветинской пасторали макрокосм, мир ручья, дола и природной гармонии, внутренне соотносится с микрокосмом его любовных переживаний, раздумий о вере и обществе. Пасторальные романы в прозе, такие, как Аркадия (1580, изд. 1590) Сидни, Менафон (1589) Р.Грина и Розалинда (1590) Т.Лоджа, свидетельствуют о том, насколько большое значение придавалось в эпоху Возрождения пасторальному жанру. Число пасторальных комедий у Шекспира - еще один признак главенствующего положения жанра.Цикл сонетов возник из еще более глубокого побуждения: утвердить ценность личного опыта, обычно любовного, как заключающего в себе целый мир или вселенную. Будучи чрезвычайно распространенной в то время, эта форма дала замечательные образцы, к числу которых относятся Диана (1592) Г.Констебла, Филлис (1593) Т.Лоджа, Партенофил и Партеноф (1593) Б.Барнса, Зерцало мысли (1594) Дрейтона, Любовные сонеты (1595) Спенсера и Сонеты (1609) Шекспира. Быть может, самый блистательный цикл сонетов - это Астрофил и Стелла (создан в 1581-1583) Сидни.Богато представлена и поэма. Вершины исторической поэмы, проникнутой мощным патриотизмом в духе популярных пьес-хроник эпохи, - Англия Альбиона (1586) У.Уорнера, Гражданские войны (1595, 1609) Дэниела и Войны баронов (1596, 1603) Дрейтона. Среди медитативно-философских поэм выделяются Орхестра (1596) и Познай себя (Nosce Teipsum, 1599) Д.Дэвиса. Третий доминирующий тип поэмы - любовно-повествовательная, с чувственными образами и языком. К ее главным образцам относятся Геро и Леандр (1593) Кр.Марло, Венера и Адонис (1593) и Лукреция (1594) Шекспира. Однако величайшее творение в этом жанре - Королева фей (1590-1596) Спенсера, в которой элементы рыцарского романа и куртуазного повествования о любви сплавлены в художественное целое, представляющее собой одно из значительнейших явлений в английской поэзии.Д.Лили в книге Эвфуэс, или Анатомия остроумия (1578) и ее продолжении Эвфуэс и его Англия (1580) одним из первых в Англии попытался целенаправленно использовать прозу как форму художественного письма. Для его стиля характерны обилие "острот", т.е. далеко заводящих и часто высокоученых сравнений, сквозное аллитерирование и исключительно строгая соразмерность между предложениями и отдельными словами. Лили и авторы пасторальных романов стремились к насаждению куртуазных ценностей и исследованию благородных возвышенных чувств. Другое направление елизаветинской художественной прозы, представленное памфлетами Р.Грина о мошенниках и Азбукой плутов (1609) Т.Деккера, изображает жизнь лондонского "дна" со смачным реализмом, который, естественно, диктует стиль отнюдь не куртуазный, но куда более грубый, неровный и растрепанный. Самый, возможно, значительный в ряду английских плутовских романов - Злополучный скиталец (1594) Т.Нэша. Речь мошенника и "скитальца" Джека Уилтона - блистательное сочетание жаргона, остроумия, учености и безудержного словоизвержения.Немало способствовала формированию стиля зрелой английской прозы и потребность в переводной литературе. Некоторые из осуществленных в елизаветинскую эпоху переводов относятся к наиболее творческим и совершенным в истории английской литературы.На протяжении 16 в. все эти элементы послужили развитию английской прозы. Время расширения ее границ пришлось на следующее столетие, и начало ему положил выход канонического коллективного, т.н. авторизованного перевода Библии (1611).К середине 16 в. относится и зарождение английской литературной критики. Она начиналась с непритязательных сочинений по риторике, типа Искусства красноречия (1553) Т.Уилсона, и по стихосложению, как первое критическое эссе - Некоторые замечания о том, как писать стихи (1575) Гаскойна. Сидни в блестящей Защите поэзии (ок. 1581-1584, опубл. 1595) свел воедино все, что было сказано до него о древних "корнях", всеобъемлющей природе, сути, назначении и совершенстве поэзии. Писавшие о ней чаще всего предлагали улучшить английскую поэзию путем внедрения классической, т.е. метрической, системы стихосложения. Лишь после того, как видный поэт-лирик Кемпион сформулировал правила версификации в этой системе, а Дэниел убедительно и здраво опроверг положения его трактата своим сочинением В защиту рифмы (1602), серьезным попыткам ввести т.н. "новое стихосложение" был положен конец.В 1603 умерла королева Елизавета, завещав престол Якову Стюарту. Ее смерть как бы послужила толчком к распространению всеобщего ощущения перемен и упадка, которым отмечены великие творения "якобитской" эпохи - периода правления Якова I и Карла I. К потрясениям, определившим облик этой эпохи, относятся научные открытия (включая торжество концепции солнечной системы Коперника), рационализм Декарта и нарастание религиозных распрей между католиками, приверженцами англиканской церкви и пуританами - радикальными протестантами. Война вероисповеданий достигла пика в 1649, когда был казнен Карл I и О.Кромвель учредил Протекторат. Это событие знаменовало поворотный пункт как в литературной, так и в политической истории Англии. С концом Протектората и возведением на трон Карла II начался период Реставрации. Он настолько отличается от предшествующего, что заслуживает отдельного рассмотрения.Общее умонастроение первой половины 17 в., вероятно, точнее всего назвать "исходом Возрождения", временем, когда оптимизм и уверенность Века Елизаветы сменились рефлексией и неопределенностью. Поиск твердых жизненных основ породил прозу, страницы которой относятся к лучшим из написанных на английском языке, и школу т.н. "метафизической" поэзии, чьи лучшие образцы не уступают великим творениям любого другого века.Многие важнейшие прозаические сочинения эпохи обязаны своим появлением религиозной полемике. Самым ярким примером такого рода, вероятно, является Ареопагитика (1644) - выступление Д.Мильтона в защиту свободы печати, но полемика сообщала остроту всему, что было написано в этом веке. Великая когорта проповедников в английской истории - Д.Донн, Л.Эндрус, Т.Адамс, Дж.Холл и Дж.Тейлор - писали художественно совершенные проповеди. Высочайший литературный уровень присущ интроспективным, изощренно психологическим Молитвам (1624) Донна, исполненной ясности Целительной вере (Religio Medici, 1642) Т.Брауна, утонченно выразительной Святой кончине (1651) Тейлора. Фр.Бэкон, охватив все области знания, подарил миру Приумножение наук (1605) и незавершенный компендиум научного метода Великое восстановление (Magna Instauratio). Анатомия Меланхолии (1621) Р.Бёртона - глубокое и остроумное исследование психологических отклонений, свойственных несовершенной природе человека. Левиафан (1651) Т.Гоббса остается памятником политической философии. Другой важнейший прозаик того периода - Томас Браун; он разделял сомнения своего века, но выковал из них стиль, близкий поэтическому, который содействовал утверждению благородства духа при всей способности человека ошибаться.Историческая и биографическая проза приобретала более актуальное звучание в таких сочинениях, как История Генриха VII (1622) Бэкона с ее проницательным художественным раскрытием характера; История восстания (1704) графа Кларендона; Церковная история Британии (1655) и Английские знаменитости (1622) эксцентричного просторечивого Т.Фуллера; жизнеописания Донна, Хукера, Херберта, Уоттона и Сандерсона, составленные А.Уолтоном, автором обманчиво незамысловатой идиллии Искусство ужения рыбы (1653).То был еще и первый великий век английского эссе, интерес к которому оживился в связи с выходом в 1597 Опытов Бэкона; у последнего вскоре появились многочисленные последователи и подражатели, наиболее известны из них Н.Бритон, Дж.Холл, О.Фелтем и А.Каули. Популярностью пользовались и такие краткие формы эссе, как размышления и особенно "характеры", описывающие человеческие типы и свойства. Лучшие их образцы принадлежат Т.Овербери и его последователям, а также Дж.Холлу, автору Натур добродетельных и порочных (1608). По стилю и логике изложения характеры имели определенное сходство с основным поэтическим направлением века - метафизической, или "ученой", поэзией.В начале 17 в. превалировали три главные поэтические традиции, отражавшие три представления о существе и назначении поэзии: мифотворческое, платоническое, романтическое направления, идущие от Э.Спенсера; классическая сдержанная манера Б.Джонсона; подчеркнуто интеллектуальное начало метафизической поэзии. Было бы, однако, неверно считать, что эти традиции противостояли друг другу; напротив, они взаимодействовали и взаимообогащались в такой степени, что, например, поэзию Дж.Херберта или Э.Марвелла нельзя отнести ни к метафизической, ни к "джонсоновской" школе.Традиция Спенсера, ставшего голосом великой нравоучительной и героической поэзии Века Елизаветы, оказалась наименее плодотворной в новой, разлаженной действительности 17 в. Крупнейшим спенсерианцем столетия был М.Дрейтон. Его Венок пастушка (1593), Эндимион и Феба (1595) и Элизиум Муз (1630) - красиво исполненные, хотя и вторичные опыты в духе Спенсера. К произведениям второго ряда в том же стиле относятся Охота пастуха (1615) и Прекрасная добродетель (1622) Дж.Уизера, Британские пасторали (1613-1616) У.Брауна, Акриды (1627), Британская идея (1627) и Пурпурный остров (1633) Дж.Флетчера.Бен Джонсон, великий драматург послешекспировского века, был также и одним из его значительнейших поэтов. Во многих отношениях он выступает первым настоящим классицистом английской литературы, ибо следовал задаче писать стихи в строгом согласии с каноном Горация и Вергилия - сдержанные по интонации, чеканные, простые и выразительные. В смутный и мрачный якобитский период поэзия Джонсона, уравновешенная и, главное, исполненная благородного достоинства, обладала большой нравственной и художественной силой. Самым вдохновенным последователем Джонсона был, вероятно, девонширский сельский священник Р.Херрик, автор Гесперид и Возвышенных строф, появившихся в 1648, за год до казни Карла I, и некоторых наиболее изящных и обманчиво безыскусных образцов эротической поэзии века. Среди выдающихся приверженцев стиля Джонсона были "кавалеры" - т.е. придворные, принявшие в Гражданской войне сторону Карла I. К их числу относятся автор книги Стихи (1640) Т.Кэрью, Р.Лавлейс и Д.Саклинг.Д.Донн, третий великий поэт столетия, весьма отличался от Джонсона. Начав свой жизненный путь искателем приключений, придворный в последние годы правления Елизаветы, он завершил его достопочтенным настоятелем собора Св.Павла и прославленным проповедником. Донн заимствовал поэтические ритмы из разговорной языка и прибегал к сложным оборотам для драматизации чувств. Ярлык "метафизические поэты", изобретенный С.Джонсоном и лишенный точного значения, все еще сопутствует Донну и его последователям, хотя и вводит в заблуждение, поскольку подразумевает не философское содержание их поэзии, но практику использования "причудливостей", т.е. образов, поражающих соединением внешне несовместимых мыслей и чувств.К поэтам-метафизикам принадлежали Дж.Херберт, Р.Крэшо, Г.Воэн и Т.Трахерн. Херберт, англиканский священник и автор Храма (1633), был среди них признанным мастером. В его поэзии драматизм и рассудочность Донна сочетаются со сдержанными интонациями и всепроникающей безмятежностью, несомненным наследием Джонсона. Поэзия католика и мистика Крэшо отличается неистовыми, порой неупорядоченными образами, которые нередко балансируют на грани дурного вкуса, но неизменно остается захватывающей и страстной. Воэн, врач по роду занятий, выпустил томик Искрящийся кремень (Silex Scintillans, 1651); его стихи, воссоздающие образы природы и проникнутые глубоким ощущением ее тайн, по мнению некоторых - прообраз романтической поэзии У.Вордсворта. Творчество Трахерна созвучно поэзии Воэна. Марвелл был последним по времени поэтом-метафизиком; в широком спектре его творчества представлены суровая религиозная лирика, политическая сатира и изящная чувственная пастораль. В целом его поэзия была сложной, ироничной, интеллектуальной.Современниками названных поэтов были трое других, в чьем творчестве наметились признаки поэтического вкуса, воцарившегося в 18 в. Весьма популярный при жизни А.Каули ввел в литературный обиход беспорядочную "пиндарическую" оду. Э.Уоллер, долгое время писавший стихи на случай, преуспел в создании добротных образцов светской поэзии в легком стиле, приводившей читателей в восхищение. Д.Денем оживил интерес к "местной", или топографической, поэзии, описывающей реальные ландшафты.В период Реставрации были созданы главные книги двух ведущих поэтов эпохи, Д.Мильтона и Д.Драйдена. Различия между ними показательны для широкого разнообразия религиозных, политических и литературных установок на протяжении бурного периода, последовавшего за восстановлением на троне династии Стюартов (1660).У... смотреть

АНГЛИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

АНГЛИ́ЙСКАЯ ЛИТЕРАТУ́РА. Развивается на английском языке. Предки современных англичан англосаксы, пришедшие с континента, принесли с собой германские мифы и легенды, передававшиеся из поколения в поколение изустно; лишь после введения христианства ученые монахи стали записывать древние героические поэмы. В рукописи X в. дошла эпическая поэма «Беовульф» (конец VII в.). На британской почве в VIII—X вв. возникли религиозная лирика англосаксов, богословские труды, летописи. После завоевания Англии норманнами в XI—XIII вв., развивается трехъязычная литература феодального мира: церковные сочинения — на латинском языке, рыцарские стихи и поэмы — на французском языке, английские предания — на англосаксонском. К середине XIV в. складывается общенациональный английский язык. Рождается поэзия, отражающая жизнь и быт разных сословий. Поэт дворянских идеалов Джон Гауэр в поэме «Глас вопиющего» выразил враждебное отношение к крестьянскому восстанию 1381; идеология крестьянства 80-х гг. XIV в. нашла отражение в поэме У. Ленгленда «Видение о Петре пахаре». Апофеоз культуры зрелого феодализма на пороге раннего Возрождения — собрание стихотворных повестей и новелл Дж. Чосера «Кентерберийские рассказы» (конец XIV в.). В прологе к этому сочинению дано описание людей почти всех тогдашних сословий и профессий, совершающих паломничество в Кентербери. Средневековая рыцарская романтика сочетается здесь с прозаическим юмором горожан, в оценке жизненных явлений ощущается зарождение гуманизма. Столетняя война с Францией (1337—1453), затем война Алой и Белой розы (1455 — 1485) задержали развитие литературы. Среди немногих памятников — прозаический пересказ легенд о рыцарях «Круглого стола» в «Смерти Артура» Т. Мэлори (XV в.). В то же время получила развитие народная поэзия — баллады легендарного, исторического, драматического характера.<p class="tab">С концом разрушительной феодальной распри, установлением абсолютизма Тюдоров литературная деятельность возрождается. Растут связи английских писателей с представителями гуманизма других стран. В начале XVI в. выступил Т. Мор, друг Эразма Роттердамского, автор «Утопии», содержавшей не только критику феодальной системы, но и картину идеального государства, основанного на коммунистической общности имущества. Во 2-й половине XVI в., после воцарения Елизаветы I, гуманизм стал господствующим идейным течением. Лирическую поэзию создали «петраркисты» (в ст. Итальянская литература) Т. Уайет, Г. Х. Сарри — творцы английского сонета. В 1557 издатель Р. Тоттел представил образцы их поэзии (а также стихи их современников) в антологии «Песни и сонеты» (т. н. Тоттелевский сборник). Высшее достижение эпической поэзии — поэма Э. Спенсера «Королева фей», написанная оригинальной строфой (спенсерова строфа). Возникают приключенческие и плутовские романы, пасторальная литература. В начале XVII в. появился жанр эссе («Опыты и наставления» Ф. Бэкона) и «характеров» (Т. Овербери). Прозаическую повесть о быте ремесленников создал Т. Делони. Наибольшей художественной высоты достигла драматургия зрелого Возрождения. Английская драма прошла церковную стадию, потом перешла к уличным представлениям мистерий, имевших характер циклов, которые исполнялись в течение нескольких дней. В XV в. появились жанры моралите и интерлюдии. В начале XVI в. гуманисты использовали их для пропаганды своих идей. Во время Реформации, охватившей Англию в XVI в., театр включается в борьбу против католицизма. В этих условиях появилась первая историческая драма, содержавшая еще элементы моралите, — «Король Джон» (1548) Дж. Бейла. В середине XVI в. в академических кругах ставятся первые английские драмы, написанные в подражание античным, преимущественно латинским, образцам: трагедия «Горбодук» Т. Нортона и Т. Сэквилла, комедии «Ральф Ройстер Дойстер» Н. Юдалла и «Иголка кумушки Гаммер Гертон» (1556) неизвестного автора. Приемы итальянской «ученой» комедии перенес на английскую почву Дж. Гаскойн в своей прозаической переделке «Подмененных» Л. Ариосто. В народном театре, переживающем бурный подъем во 2-й половине XVI в., возникла самобытная национальная драматургия: К. Марло, Р. Грин, Т. Кид, Дж. Лили и другие «университетские умы». Соединив традиции средневекового народного театра и ученой гуманистической драмы, они подготовили почву для появления драматургии У. Шекспира. В своих комедиях он выразил жизнерадостный дух Возрождения и оптимизм гуманистов. В пьесах-хрониках из истории Англии («Ричард III», «Генрих IV» и др.) реалистически показал борьбу между феодальным сепаратизмом и исторически прогрессивными абсолютистскими тенденциями. Вершина творчества Шекспира — трагедии «Гамлет», «Отелло», «Король Лир», «Макбет» и др. Выражая горестное сознание того, что для гуманистических идеалов нет места в действительности (сонет 66), Шекспир с небывалой силой показал сложный душевный строй людей Возрождения, передал ощущение драматизма эпохи. К плеяде талантливых драматургов относятся Б. Джонсон, обосновавший т. н. теорию юморов (т. е. однолинейной типизации характеров), Т. Хейвуд, Т. Деккер, зачинатели жанра трагикомедии Ф. Бомонт и Дж. Флетчер.</p><p class="tab">Английская буржуазная революция XVII в. положила конец развитию гуманистической драмы: по требованию пуритан в 1642 все театры были закрыты. Этот период был малопродуктивен в литературе. Блестящий публицист буржуазной революции Дж. Мильтон в период Реставрации (т. е. восстановления династии Стюартов) создал эпическую поэму «Потерянный рай», в библейских образах отразившую титаническую борьбу социальных сил эпохи. Пуританский писатель и проповедник Дж. Беньян в аллегорическом романе «Путь паломника» показал драматические перипетии добродетели и чести в мире социального неравенства и буржуазной корысти. Светским «галантным» духом периода Реставрации проникнуты романы Афры Бен. От красочного стиля барокко («метафизическая лирика» Дж. Донна, Дж. Херберта) к строгим правилам классицизма эволюционируют поэзия и драматургия Дж. Драйдена, «отца» английской критики. Живость, остроумие и аристократическая фривольность отличают комедии У. Уичерли, У. Конгрива, Дж. Этериджа, Дж. Ванбру, Дж. Фаркера, заложивших основы классической английской комедии нравов.</p><p class="tab">Начало новому периоду английской литературы положила «Славная революция» 1688 — 1689; центром внимания становится рядовой человек нового, буржуазного общества. Литература проникается духом просветительской идеологии, утверждавшейся во всех жанрах. Провозвестником просветительского классицизма в поэзии и эстетике был А. Поп («Опыт о критике»). Однако первенство в литературе перешло к прозе. Юмор и сатира пронизывают бытовые нравоучительные очерки (эссе) Дж. Аддисона и Р. Стила, печатавших их в журнале «The Tatler» (1709 — 1711), «The Spectator» (1711 — 1714) и др. Возник реалистический роман, его создателем был Д. Дефо; в «Робинзоне Крузо», вызвавшем многочисленные подражания, дан идеализированный образ энергичного труженика, покорителя природы. Язык произведений Дефо близок живому разговорному языку его времени. Сатира Дж. Свифта «Путешествия Гулливера» содержит уничтожающую характеристику общественных нравов и государственных институтов Англии в период утверждения буржуазных отношений. Идеализацией буржуазных добродетелей полны сентиментальные романы С. Ричардсона. Г. Филдинг в «Истории Тома Джонса, найденыша» создал эпическое повествование, отразившее (отчасти в сатирическом духе) все стороны аристократического и буржуазного быта. Еще сильнее элементы социальной сатиры в романах Т. Смоллетта. Английский социально-реалистический роман оказал влияние на всю европейскую литературу. Эксцентрическая форма романа «Жизнь и мнения Тристрама Шенди» и «Сентиментального путешествия» позволила Л. Стерну ярко выявить противоречия человеческого характера, недоступные просветительскому рационализму. Прославлением простых людей, сочувствием к их трудной жизни проникнут роман О. Голдсмита «Векфильдский священник».</p><p class="tab">В драматургии просветительский классицизм получил наивысшее выражение в трагедиях Аддисона «Катон» и С. Джонсона «Ирена». Новые пути намечала сентиментальная комедия Стила «Благоразумные любовники», однако подлинный переворот в драме произвел Дж. Лилло, создавший первую буржуазную трагедию «Лондонский купец». Сильной была обличительная струя в английском театре. Балладная «Опера нищих» Дж. Гея и особенно политические комедии Филдинга 1730-х гг. смело критиковали правительственную коррупцию — в ответ правящие круги ввели театральную цензуру (1737). Тем не менее сатирическая линия в социально-бытовой комедии продолжала развиваться и достигла кульминации в творчестве Р. Б. Шеридана. «Мещанским драмам» Лилло и Э. Мура Голдсмит противопоставил веселые комедии «Добрячок» и «Ночь ошибок».</p><p class="tab">В основу критических работ Джонсона, занимавшего по отношению к рационалистической поэтике классицизма неоднозначную позицию, легли принципы «здравого смысла». Э. Юнг в трактате «Мысли об оригинальных произведениях» решительно отверг нормативную поэтику, утверждая право гения на новаторство в области формы.</p><p class="tab">В цикле поэм «Времена года» воспел природу и сельскую жизнь Дж. Томсон. У. Коллинз в лирических и медитативных стихах, проникнутых меланхолией, предвосхитил некоторые характерные мотивы романтической поэзии XIX в. В поэме Дж. Крабба «Деревня» идиллическая трактовка сельской жизни сменилась реалистическим изображением деревни. Тонкий лиризм свойствен стихам У. Купера, обличавшего в своих сатирах алчность и жестокость правящих классов. Начавшаяся в творчестве этих поэтов реакция на рационализм углубилась во 2-й половине XVIII в. с появлением предромантического культа старины: «Элегия на сельском кладбище» Т. Грея, «Сочинения Оссиана» Дж. Макферсона, стихи Т. Чаттертона. В прозе предромантизм ярко выразился в романах «ужасов и тайн» Х. Уолпола и Анны Радклиф. При этом в творчестве У. Годвина форма готического романа не помешала резкой критике общественного строя Англии. Образец социальной поэзии — поэма Голдсмита «Покинутая деревня», где раскрыта трагедия английских крестьян, согнанных с земель в период промышленного переворота (т. н. огораживания). Возрождение интереса к народной поэзии определило широкую популярность шотландского поэта Р. Бёрнса.</p><p class="tab">Как реакция на драматические противоречия буржуазного прогресса и разочарование в итогах Великой французской революции в 90-х гг. XVIII в. возник романтизм. У. Вордсворт, С. Т. Колридж, Р. Саути, представляющие «озерную школу», культивировали руссоистские мотивы (близость к природе, патриархальную простоту нравов), окружали обыденные факты ореолом привлекательности; поэтическую речь они приблизили к живому разговорному языку. Бунтарскими настроениями проникнута поэзия У. Блейка, в сложной символике оригинального мифотворчества стремившегося передать диалектическую природу реального мира. Второе поколение романтиков — Дж. Байрон, П. Б. Шелли, Дж. Китс — резко отвергло политический консерватизм «озерной школы». Байрон выступал с сатирами на реакционную политику Священного союза, Шелли проповедовал идеи утопического социализма. Социальный утопизм был свойствен и поэзии не понятого современниками Блейка. Разочарованный, меланхоличный Чайльд Гарольд Байрона, его богоборец Каин и другие герои выражали решительный отказ от идеалов буржуазно-аристократического общества и анархический индивидуализм. У Шелли появляются образы борцов за свободу человечества — Лаон («Лаон и Цитна»), Прометей («Освобожденный Прометей»). Фанни Бёрни, Джейн Остин, Мария Эджуорт сыграли заметную роль в переходе от просветительского нравоучительного к психологическому роману XIX в. Жанр исторического романа создал В. Скотт. В его произведениях отразились основные периоды истории Англии и Шотландии, отчасти Франции и Германии — от крестовых походов до середины XVIII в.</p><p class="tab">Новый период английской литературы начался в 30-х гг. XIX в. в обстановке напряженных социальных конфликтов, подъема рабочего движения (чартисты). Критику капитализма с романтических позиций продолжал романист и публицист Т. Карлейль, член литературно-политической группы «Молодая Англия» Б. Дизраэли. Переходным от романтизма к реализму было творчество романиста и драматурга Э. Дж. Булвер-Литтона. На 30—60-е гг. приходится расцвет критического реализма: в романах Ч. Диккенса, У. М. Теккерея, Шарлотты Бронте, Элизабет Гаскелл — «блестящей плеяды… английских романистов» (К. Маркс, Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 10, с. 648) — изображены все слои буржуазии и впервые показан рабочий класс, ведущий борьбу за свои права («Шерли» Бронте, «Мэри Бартон» Гаскелл, «Тяжелые времена» Диккенса). В центре романов Диккенса — город эпохи промышленного капитализма, арена общественных и личных катастроф. В отличие от Диккенса (всегда сохранявшего веру в торжество добра) Теккерей создал пронизанный желчным скептицизмом «роман без героя» (т. е. без «иллюзий») «Ярмарка тщеславия». Джордж Элиот, Дж. Мередит сочетают мотивы социально-бытового романа с тонким психологическим анализом. Незаурядным психологом, предвосхитившим проблематику литературы XX в., был «последний викторианский классик» А. Троллоп. В конце XIX в. в английском романе обозначился резкий контраст между суровым реализмом Т. Харди и С. Батлера и неоромантизмом Т. М. Рида, Р. Л. Стивенсона. Героический образ революционера создала в романе «Овод» Этель Лилиан Войнич. Последователями Э. Золя были натуралисты Дж. Мур и Дж. Гиссинг. Хотя жанр романа занял господствующее положение в «викторианскую эпоху» (годы правления королевы Виктории — 1837—1901), развивалась и поэзия позднеромантического типа: лирика и повествовательные поэмы А. Теннисона, аналитическая, отмеченная философскими исканиями лирика Р. Браунинга и гражданская и интимная лирика Элизабет Браунинг. Э. Фицджералд выступил с переводами из Омара Хайяма; гедонистические мотивы персидского поэта звучали вызовом буржуазной идеологии пользы и мещанских добродетелей. Мрачную картину современного капиталистического города рисует Дж. Томсон в философской поэме «Город ужасной ночи». Движение эстетической критики капитализма, возглавляемое теоретиками искусства Дж. Рескином и У. Моррисом, привело к созданию «Братства прерафаэлитов» — содружества поэтов и художников, противопоставлявших уродству буржуазного мира эстетический идеал позднего средневековья и Раннего Возрождения. Это движение выдвинуло поэтов Д. Г. Россетти, Кристину Россетти, близок к прерафаэлитам был поздний романтик А. Ч. Суинберн. Крупнейшим представителем эстетизма был критик У. Патер.</p><p class="tab">Драма XIX в. значительно уступала роману в жизненной правдивости и социальной остроте. Потоку развлекательных пьес противостояли лишь отдельные произведения, обладавшие идейными достоинствами, — «Деньги» Булвер-Литтона, «Каста» Т. У. Робертсона. Первыми попытками внести мотивы социально-нравственной критики были пьесы А. У. Пинеро. На фоне официозно-дидактической детской литературы выделяются философские сказки-гротески Л. Кэрролла и «бессмыслицы» Э. Лира.</p><p class="tab">В 90-х гг. началась новейшая английская литература. Ее открывает краткая пора декаданса и символизма (журналы «The Yellow Book», «Savoy»): О. Бёрдсли, О. Уайльд, продолжившие линию эстетической критики капитализма. Творчество корифея символизма ирландца У. Б. Йитса развивалось в сторону преодоления эстетического канона и элитарных тенденций: связь с народной поэтической традицией определяла его социальную чуткость. Последнее десятилетие XIX в. и годы, предшествовавшие 1-й мировой войне 1914 — 1918, отмечены мощным развитием критического реализма. «Драмы-дискуссии» Б. Шоу вскрывают нелепости капиталистической системы, выдвигают идею преобразования общества на основах социализма. С позиций патриархального, обращенного вспять идеала критиковал буржуазный прагматизм Г. К. Честертон. Реалистическая бытовая драма представлена пьесами Дж. Голсуорси, Х. Гренвилла-Баркера, У. С. Моэма, сыгравшего также значительную роль в развитии жанра новеллы. В социально-фантастических и философских романах Г. Дж. Уэллса обнажены процессы капиталистической индустриализации, ведущие к обесчеловечению условий жизни пролетариата. В трилогиях «Сага о Форсайтах» и «Современная комедия» Голсуорси на примере распада буржуазного семейного клана отразил историческую обреченность класса собственников. По тому же пути пошли А. Беннетт («Бабушкины сказки»), Моэм («Бремя страстей человеческих»), автор первого в английской литературе антиколониального романа («Поездка в Индию») Э. М. Форстер, новеллисты А. Э. Коппард, Кэтрин Мэнсфилд и др. С юмористическими сочинениями выступал Дж. К. Джером. Особняком стоит Дж. Конрад, сочетавший романтику морских путешествий и описания «экзотических» стран с тонким психологизмом. «Романтика» колонизаторской миссии питала творчество барда британского империализма Р. Киплинга; в поэзии конца XIX — начала XX вв. его роль была новаторской: он ввел в свои произведения прозаическую и деловую тональность, плебейские солдатские мотивы («Казарменные баллады»). Наряду с новейшей имитацией стиля рококо у Г. О. Добсона существовала меланхолическая поэзия А. Э. Хаусмена, поэзия моря Дж. Мейсфилда, философская и пейзажная лирика Р. Бриджеса.</p><p class="tab">1-я мировая война и послевоенный кризис привели к заметным изменениям в английской литературе, вступившей в новую полосу развития. Поэзия решительно порывает с традиционными формами стихосложения и поэтической образности. Модернистское направление в английской литературе возглавили американцы Т. С. Элиот и Э. Паунд. Наряду с имажистами (см. Имажизм) они преобразовали язык поэзии, сочетая поиски «точного» слова с новаторством в области стихосложения. Этой поэзии присущи темная символика и тенденция к созданию новых «мифов». Поэты У. Х. Оден, С. Спендер, С. Д. Льюис приблизили поэзию к живому разговорному языку, отказавшись от элитаризма Элиота. В 30-е гг., составляя т. н. оксфордскую группу поэтов, они занимали радикальные политические позиции, но перед 2-й мировой войной 1939 — 1945 повернули вправо. В обновлении поэтического языка и стихотворных форм участвовали также Ф. Л. Макнис, У. Эмпсон, Д. Томас. В период между мировыми войнами популярностью пользовались драмы Н. Коуарда, Дж. Барри, Дж. Б. Пристли. Однако ведущим жанром оставался роман, в котором также возникло модернистское экспериментаторство. Ирландец Дж. Джойс романом «Улисс» (1922) положил начало литературе «потока сознания», регистрирующей тончайшие нюансы внутренней жизни персонажей. Эту технику письма развивали Д. Ричардсон, В. Вулф. Тонкий психологический анализ, сближающийся с фрейдизмом, характерен для Д. Г. Лоренса. Колебаниями между модернизмом и реализмом отмечено творчество создателя «интеллектуального» романа О. Хаксли. Более последовательно придерживались реалистических традиций яркий представитель литературы «потерянного поколения» Р. Олдингтон, писатели А. Кронин, Пристли, отразившие современную социальную жизнь страны. Яркую картину быта горняков Южного Уэльса создал Р. Луэллин. Мастер сатирического гротеска И. Во с позиций католика и роялиста критиковал современность с ее бездушием и бездуховностью.</p><p class="tab">В 1930-е гг. возникла марксистская критика — Р. Фокс, К. Кодуэлл, в послевоенные годы развитая в работах А. Кеттла. Методология А. А. Ричардса и Ф. Р. Ливиса близка принципам «новой критики». Значительный историко-литературный материал содержат труды У. Аллена и Д. Дайчеса. Вопросы социологии искусства разрабатывают литературоведы Р. Хоггарт, Р. Уильямс.</p><p class="tab">После окончания 2-й мировой войны появилось новое поколение романистов, отразивших жизнь буржуазного общества после распада британской колониальной империи и утраты страной ее прежнего положения в мировой экономике и политике. В антиутопиях Дж. Оруэлла выразился пессимистический взгляд на будущее, ужас перед возможностью победы тоталитаризма, который тенденциозно отождествлялся писателем с социализмом. Экзистенциалистские мотивы характерны для У. Голдинга («Свободное падение»), в целом мрачно оценивающего перспективы человечества («Повелитель мух»). Хотя экзистенциализм и составляет основу многих романов Айрис Мёрдок («Под сетью»), ее творчество значительно шире доктрины: исполненное напряженных нравственных исканий и веры во внутренние ресурсы личности, противостоящей «хаосу», оно вносит заметный вклад в реалистическую литературу. Широкий диапазон комических средств (от иронии до гротеска), психологизм характерны для романов Э. Уилсона. Социальные и психологические мотивы определяют своеобразие прозы Дж. Кэри. В творчестве Г. Грина, условно делящего свои романы на «развлекательные» и «серьезные», присутствуют элементы реалистического гротеска («Доктор Фишер из Женевы, или Ужин с бомбой»). Социальная критика в его произведениях сочетается с изощренным психологизмом и авантюрными мотивами. Хронику социальной и интеллектуальной жизни Великобритании воссоздал Ч. П. Сноу в серии романов «Чужие и братья». Не ослабевают обличительные мотивы в прозе и драматургии Пристли. Разложение буржуазной семьи — тема многочисленных романов Айви Комптон-Бернетт. Жизнь демократических слоев общества получила отражение в романах Дж. Линдсея, Г. Томаса. В 1950-х гг. возникла литература «рассерженных молодых людей»: К. Эмис (роман «Счастливчик Джим»), Дж. Уэйн (роман «Спеши вниз»), Дж. Брейн («Путь наверх»). Сатирические и обличительные мотивы у этих писателей выражают глубокое разочарование в социальных и духовных возможностях буржуазного общественного уклада, однако альтернативы ему «рассерженные» не видели. В дальнейшем их творческие пути разошлись. Яркими явлениями «рабочего» романа стали книги А. Силлитоу, С. Чаплина, С. Барстоу. Политические мотивы пронизывают романы Дж. Олдриджа («Дипломат», «Прощай, Антиамерика»). Антиколониальные темы питают творчество Б. Дейвидсона, Д. Стюарта, Н. Льюиса, в романе «Сицилийский специалист» разоблачившего мафию и ее связи с секретными службами США. Широко распространился в 60—70-х гг. научно-фантастический роман. А. Кларк, Дж. Уиндем, Дж. Г. Боллард раскрывают грандиозные перспективы, открывшиеся в свете современных достижений науки и техники; вместе с тем в произведениях научных фантастов как отражение деформации научно-технической революции при капитализме нередки апокалипсические видения мировых катастроф. Своеобразное явление прозы на философские и естественно-научные темы — произведения К. Уилсона. Интеллектуальную элиту осмеял М. Брэдбери («Социолог»). Реальный социально-политический смысл содержат гротескные романы и повести Мюриэл Спарк. Как проницательные романисты-психологи зарекомендовали себя Сьюзн Хилл и Дж. Фаулс. Новое поколение писателей, вошедшее в литературу в 70-х гг., выдвинуло Маргарет Дрэбл, Ч. Дж. Митчелла.</p><p class="tab">Появление в 1956 пьесы Дж. Осборна (одного из «рассерженных молодых людей») «Оглянись во гневе» положило начало оживлению английской драмы. Пьесы Осборна, Шийлы Дилэни, А. Уэскера, Р. Болта, ирландца Б. Биэна, Х. Пинтера, Дж. Ардена, Н. Ф. Симпсона ставили ряд острых социальных проблем, возродив общественное значение театра. В 60-е гг. появилось новое поколение драматургов (т. н. вторая волна) — Д. Мерсер, Т. Стоппард, Д. Стори и другие, активно работающих и в 70-х гг. Новаторским духом проникнута поэзия Д. Томаса, Ф. Ларкина, Т. Хьюза. Популярен жанр детективного романа, классические образцы которого в Англии создали У. У. Коллинз («Женщина в белом») и А. К. Дойл («Приключения Шерлока Холмса»). В лучших романах Э. Р. Г. Уоллеса, Дороти Сейерс, Агаты Кристи и Дж. Ле Карре нашли отражение отрицательные стороны быта, накал политических страстей. Характерное явление массовой литературы — «шпионские» романы И. Флеминга. Значительный общественный резонанс имеет документальная литература, к которой обращаются известные прозаики П. Х. Джонсон, Фаулс и другие. Традиции национальной культуры развивают детские писатели Дж. Р. Толкьен, К. С. Льюис, Р. Адамс.</p><p class="tab">Крупнейшие периодические издания: литературный журнал-еженедельник «Times literary supplement», ежемесячники «London review of books», «Books and bookmen». Литературные разделы существуют во многих газетах, в т. ч. в органе КП Великобритании «Morning star». Общие вопросы политики и книгоиздательского дела находятся в компетенции Совета искусств Великобритании, подчиненного правительственному Британскому совету. Совет искусств Великобритании координирует действия региональных Совета искусств Уэльса и Совета искусств Шотландии. Крупнейшее творческое объединение английских литераторов — национальный центр Пен-клуба. В Лондоне также находится центр международного Пен-клуба; генеральный секретарь Исполкома (по традиции англичанин) — военный историк и романист П. Элстоб (с 1979). Творческие организации образуются, как правило, по типу тред-юнионов — например, поэтическое общество «Тайн-Сайд Поэтс» (г. Ньюкасл), члены которого в основном выходцы из рабочего класса.</p><p class="tab">Издания:</p><p class="tab">Современная английская новелла, М., 1969;</p><p class="tab">Английские и шотландские баллады, М., 1973;</p><p class="tab">Поэзия английского романтизма, М., 1975;</p><p class="tab">Английская поэзия в русских переводах. XIV-XIX вв., М., 1981;</p><p class="tab">Английская поэзия в русских переводах. XX в., М., 1984;</p><p class="tab">Писатели Англии о литературе XIX-XX вв., М., 1981;</p><p class="tab">Современная английская драма, М., 1984.</p><p class="tab">Литература:</p><p class="tab">История английской литературы, т. 1—3 [кн. 1—5], М.-Л., 1943 — 1958;</p><p class="tab">Аникст А., История английской литературы, М., 1956;</p><p class="tab">Алексеев М. П., Из истории английской литературы, М.-Л., 1960;</p><p class="tab">Ивашева В., Английская литература XX в., М., 1967;</p><p class="tab">Аллен У., Традиция и мечта, пер. с англ., М., 1970;</p><p class="tab">Мортон А., От Мэлори до Элиота, пер. с англ., М., 1970;</p><p class="tab">Современная английская драматургия. 1956—1975. Указатель литературы, М., 1976;</p><p class="tab">Основные произведения иностранной художественной литературы. Европа, Америка, Австралия. Литературно-библиографический справочник, 4 изд., М., 1980;</p><p class="tab">Daiches D., A critical history of English literature, v. 1—2, L., 1963;</p><p class="tab">Ford B. ed., A guide to English literature, v. 1—7, L., 1961 — 1964;</p><p class="tab">Ward A., Twentieth-century English literature. 1901—1960, L., 1966;</p><p class="tab">The Cambridge bibliography of English literature, v. 1—5, Camb., 1940 — 1957;</p><p class="tab">Contemporary poets of the English language, Chi.-L., 1970;</p><p class="tab">Contemporary dramatists of the English language, 2 ed., L.-N.Y., 1977;</p><p class="tab">Contemporary novelists of the English language, 2 ed., L.-N.Y., [1976].</p><p class="tab">А. А. Аникст.</p>... смотреть

АНГЛИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

АНГЛ́́ИЙСКАЯ ЛИТЕРАТ́́УРА, получила известность в России в 18 в., но в меньшей степени, чем французская и немецкая лит-ры. Англ. яз. также был менее ра... смотреть

АНГЛИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

во влиянии ее на русскую. Влияние английской литературы на русскую выступает с большой силой уже в XVIII столетии и достигает своего апогея в эпоху ро... смотреть

АНГЛИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Английская литература во влиянии ее на русскую. Влияние английской литературы на русскую выступает с большой силой уже в XVIII столетии и достигает св... смотреть

T: 110