АРМЯНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА


АРМЯНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА. ЛИТЕРАТУРА НА ДРЕВНЕ- И СРЕДНЕАРМЯНСКОМ.
        Памятники А. Л. могут быть подразделены на три разряда, соответственно трем периодам, различаемым в истории А. яз.: древнеармянскому («грабарному»), среднеармянскому и новоармянскому (см. Армянский язык). Однако ввиду того, что памятники среднеармянской письменности являются большею частью «грабаризованными», то есть находятся под влиянием древнеармянского яз. («грабара») в грамматическом, лексическом и стилистическом отношениях, они могут быть рассматриваемы совместно с древнеармянскими. Значение древнеармянской литературы по преимуществу национальное; тем не менее благодаря ей мы имеем возможность ознакомиться с теми произведениями греческой и сирийской литератур, к-рые, будучи утрачены в подлинниках, сохранились в древнеармянских переводах. Далее особенно ценным является исторический отдел А. Л., заключающий богатый материал по истории Персии (начиная с аршакидского периода и кончая эпохою ислама), Византии, Грузии, арабского халифата, монголов и крестовых походов. Наконец следует отметить особенно тесную связь А. Л. с грузинскою (см.), благодаря чему выясняются взаимно известные историко-литературные факты той и другой (ср. работы акад. Н. Я. Марра, объединенные в серию, озаглавленную «Тексты и разыскания по армяно-грузинской филологии»). Наши сведения о составе древнеармянской письменности в высшей степени неполны: с одной стороны, мы почти ничего не знаем о литературной деятельности всего дохристианского периода истории Армении, т. е. до IV в. христ. эры; с другой — памятники А. Л., начиная с V в., нам также неизвестны в достаточной полноте — обстоятельство, находящееся, в значительной степени, в связи с гибелью многочисленных рукописей во время нашествий (арабов, монголов и др.), к-рым периодически подвергалась Армения.Однако и дошедший до нас рукописный материал далеко не приведен еще в надлежащую известность; обстоятельных каталогов рукописей (вроде каталога библиотеки венской конгрегации мхитаристов) еще не имеют многие А. книгохранилища.
        О литературной деятельности, предшествующей V в. христ. эры, сохранились лишь отрывочные сведения; так мы знаем о существовании в древнейшей, языческой Армении официальных «Аннал», «Храмовых книг» и т. д. Известно нам и о существовании народной поэзии, а также групп народных певцов (рапсодов), продолжателями которых являются впоследствии так наз. «ашуги» (см.). Факт существования памятников письменности в дохристианскую эпоху находит себе косвенное подтверждение в известиях А. писателей об истреблении языческой литературы в первые годы принятия христианства; они же свидетельствуют о театральных постановках и т. д. — V в. христ. эры, получивший название «золотого века» древнеармянской литературы, является особенно знаменательным в истории Армении. Это был критический период в политическом отношении: персы свергли старую династию Аршакидов, и Армения подпала под власть византийских императоров и сасанидской Персии, с к-рою ей пришлось вести упорную борьбу в защиту своей национальности. С другой стороны, этот полный борьбы и напряжения период ознаменовался высоким подъемом духовных сил страны. Месропом-Маштоцом был создан новый А. алфавит; были основаны новые школы. Для усовершенствования в науках и яз. (греческом, сирийском) молодых людей отправляли в Константинополь, Александрию, Антиохию и другие ученые центры того времени. Вернувшись на родину, они занялись переводом «Священного писания» и выдающихся сочинений с греческого и сирийского, преимущественно духовного содержания. Трудами этих «переводчиков» (как они называются в истории А. Л.) было положено начало национальному просвещению и созданию национальной литературы, прежде всего в целях эмансипации А. народа из-под культурного влияния сирийцев, под к-рым он находился со времени принятия христианства (в начале IV в.) и к-рое поддерживалось в политических целях Персией. Религиозный характер, к-рый приняла, начиная с V в., древнеармянская литература, продолжал оставаться ее отличительным признаком и в последующие века вплоть до киликийской эпохи (см. ниже). Яз., выработанный писателями и грамматиками V в., остался образцом для всех последующих времен. Начиная с VI в., в литературной деятельности Армении наступает реакция: усиленную работу сменяет затишье, продолжающееся до водворения в VII в. арабского господства. Эта смена благотворно отразилась на А. образованности, положив конец притеснениям, к-рые чинила сасанидская Персия, всячески препятствовавшая по соображениям политического характера культурным сношениям Армении с греческим (византийским) миром. С восстановлением политической независимости Армении, во второй половине IX в., в стране начинает оживать литературная деятельность. В этот период, по примеру V в., возрождается и переводческая деятельность: начинают переводить не только с греческого и сирийского, но и с арабского. Значительная роль в литературных занятиях приходится на долю многих монастырей. Обладая богатейшими рукописными собраниями, они являлись очагами, в к-рых культивировалась наука и к-рые представляли собою как бы высшую школу в стране. Падение Багратидов, в результате сельджукского нашествия, и связанная с ним потеря самостоятельности вызывают массовое эмиграционное движение, гл. обр. в Киликию, где происходит новое зарождение, на исходе XI века, А. государственности. Киликийская Армения приходит в тесное соприкосновение с зап.-европейскими государствами, главным образом благодаря крестовым походам и обширным торговым сношениям с Венецией, Генуей и т. д. Под влиянием Запада вырабатывается своеобразная, приближающаяся к европейской, киликийско-армянская культура, литература и образованность. Если в предыдущие периоды А. Л. находилась под воздействием творчества византийских греков, сирийцев и арабов, то теперь присоединяется влияние латинского мира. Новые импульсы отражаются и на яз. Старый строй письменности, древнеармянский классический яз. (так наз. «грабар», т. е. «письменный») уже не может претендовать на исключительное господство в литературе и науке: наряду с ним приобретает право гражданства среднеармянский литературный яз., базирующийся на живой, народной речи того времени. Этот среднеармянский яз. становится основой зарождающейся литературы с ярко выраженным светским характером, в противоположность традиционной духовной письменности на древнеармянском яз. Так возникает напр. новый вид светской поэзии, являющейся как бы возрождением того древнейшего поэтического творчества языческой Армении, к-рое замирает в христианскую эпоху ее жизни (образчики среднеармянской лирики в русском переводе см. в сборнике В. Брюсова «Поэзия Армении», М., 1916). Среднеармянский яз. находит себе широкое применение, начиная с киликийской эпохи, как яз. научной литературы: на нем писались медицинские трактаты, памятники юридической литературы и т. д. К нему постоянно прибегали, когда имели в виду широкие круги населения. Так напр. мы имеем на среднеармянском многочисленные сборники наставительных рассказов, басен и т. д. (таковы так наз. «Сборники притч Вардана», прекрасно изданные, обследованные и переведенные акад. Н. Я. Марром). Иногда прибегали к среднеармянскому и историки. Весьма значительную часть древнеармянской литературы составляют памятники духовной письменности, как оригинальной, так и переводной: сочинения историко-богословского содержания; догматические трактаты и толкования на отдельные книги Ветхого и Нового заветов; труды полемические (между прочим, интересен трактат Езника Кохпеци, V в., в котором мы находим ценные данные относительно зороастризма) и агиографические (например биография составителя новой армянской азбуки Месропа, написанная в V в. Корюном); проповеди и слова, нередко образцовые с точки зрения ораторского искусства (напр. Иоанна Мандакуни, V в., Нерсеса Ламбронаци, XII в. и др.); произведения духовной поэзии (Григорий Нарекаци, X в., Нерсес Благодатный, XII в. и др.) и т. д. Отдельно заслуживает быть отмеченным обширный свод богослужебных канонов и гимнов, известный под наименованием «Шаракана», отдельные тексты к-рого принадлежат различным эпохам, начиная с V по XIV вв. (есть русск. перев. проф. Н. О. Эмина, переизданный проф. К. Костаняном в 1914). Далее весьма значительный отдел древнеармянской литературы, особенно ценный сравнительно с соответствующими отделами других восточно-христианских литератур, представляет историография, отличающаяся наиболее самостоятельным характером. «Главное достоинство А. летописцев, к-рое ставит их выше других азиатских летописцев, — строгая правдивость и беспристрастие» (проф. К. Патканов). Отличительной чертой, общей А. историкам, является слабое отражение в их произведениях внутренней жизни страны. К числу наиболее ранних, нам известных, древнеармянских историков принадлежат: Павстос Бюзандаци (т. е. Фавст Византийский), Лазарь Парпеци и Егише, повествование к-рых по истории Армении обнимает период с половины IV в. по конец V. Егише, более поэт, нежели историк, оставил высокохудожественный труд, посвященный национально-религиозной борьбе Армении с сасанидской Персией. Считавшаяся ранее работою V в. «История Армении» (русский перевод Н. О. Эмина, М., 1893; Г. Халатьянц, Арм. эпос в «Истории Армении» Моисея Хоремнского, М., 1896) горячего эллинофила, Моисея Хоремнского, в которой мы знакомимся с судьбами А. народа до падения аршакидской династии включительно, признается в настоящее время за труд более поздней эпохи (VII и даже VIII в.). В VII в. авторами исторических трудов являются Себеос (писавший о борьбе византийского императора Геракла с Персией) и др.: в VIII в. Гевонд оставил описание завоевания Армении арабами. Из историков X в. обращают на себя внимание: Моисей Каганкатваци (автор «Истории авган», т. е. кавказских албанцев, руск. перев. К. Патканьяна, СПБ., 1861), Фома Арцруни (историк дома Арцруни — одного из главнейших феодальных родов Армении) и Католикос Иоанн VI (автор «Истории Армении», доведенной до своего времени). В XI в. писали: Степанос Таронеци — автор «Всеобщей истории» и его продолжатель Аристакес Ластивертци. Из последующих историков должны быть главным образом отмечены: в XII в. — Матвей Эдесский («История» за время от 952 по 1136, заключающая подробности касательно первого крестового похода), Мхитар Анеци (подробная «История» Армении к-рого, за исключением незначительного отрывка, к сожалению, утрачена) и др.; в XIII в. — Вардан Бардзырбердци (автор «Всеобщей истории», заключающей интересные данные относительно монголов), Киракос Гандзакеци (оставивший «Историю Армении», ценную материалами по этнографии монголов), Смбат (автор хронографической истории Армении и Византии, начиная с 951), хронограф Мхитар Айриванеци, Степанос Орбелян (написавший «Историю области Сюник») и др.; в XIV в. — Хетум, прозванный «историком» (автор хроники за время от 1076 по 1307), и др. В XV в. писали: Томас (Фома), Метцопеци (о Тамерлане и его преемниках) и др.; в XVII в. — Аракел Тавризский, оставивший описание одной из наиболее трагических эпох в истории Армении, а именно событий за первую половину XVII века. Древнеармянская ученая литература обнимает преимущественно трактаты по философии, грамматике, риторике, математике, астрономии, географии, медицине и юридическим наукам. Из древнеармянских ученых особенно следует отметить переводчика и последователя Аристотеля — философа Давида Непобедимого (V в.) и энциклопедиста XI в. Григория Магистроса.

Библиография:
Назарианц, Беглый взгляд на историю гайканской (т. е. А.) литературы до конца XIII столетия, «Учен. зап. Каз. университета», кн. 1, 1844; Его же, Обозрение гайканской письменности в новейшие времена, там же, кн. 2, 1846; Патканов Н. П., Очерк истории древнеармянской литературы, «Всеобщая история литературы» Под редакцией В. Корша, т. I, СПБ., 1880; Труды Зарбаналяна Г. (на А. яз.) и др.; Somal, Quadro della storia letteraria di Armenia, Venezia, 1829; Neumann H., Versuch einer Geschichte der Armenischen Literatur, Lpz., 1836.
        

НОВОАРМЯНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
        отличается от древне- и среднеармянской не только по содержанию, но и по языку, вернее по языкам, так как соответственно политическому раздроблению Армении в ней вырабатываются два литературных яз. — восточно-армянский и западно-армянский, а в связи с этим надлежит говорить уже о двух А. Л. нового периода (в частности XIX века): восточно-А. Л. на литературном яз. русских армян и западно-А. Л. турецких армян. Последняя зарождается ранее первой, появляясь прежде всего в армянских колониях, главным образом в Венеции, где уже с самого начала XVIII в. существует религиозно-научное «братство мхитаристов» (см.), сделавшееся центром армянских филологических штудий и армянского книгопечатания; позднее, в XIX в., центром западно-А. Л. становится Константинополь.
        

ВОСТОЧНО-АРМЯНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА (XIX в.).
        XIX в. в культурной истории армянского народа можно характеризовать как период, когда церковь утрачивает свою руководящую общественную роль, а на смену ей выдвигается другая сила — национальная буржуазия, выросшая в колониях (Тифлис, Баку, Астрахань, Нахичевань н/Д., Москва), в руки к-рой и переходит руководящая роль в области литературных явлений; литература принимает светский характер и становится выразительницей идеологии, чаяний и устремлений национальной буржуазии; при этом и здесь можно различить два периода: период возникновения крупной буржуазии (начиная с первой половины XIX в.) и период, когда на политическую арену выступает средняя буржуазия (конец XIX в.); этот последний период собственно продолжается и вплоть до революции 1917, после к-рой социальный субстрат А. Л. совершенно меняется. Начиная с 1920, быстро растет новейшая, советская А. Л., резко отличающаяся от своей предшественницы. Новая А. Л. за все время своего существования проникнута гражданскими устремлениями. Уже у первого представителя и родоначальника новой восточно-А. литературы, Хачатура Абовиана (см.) (?-1848), мы встречаем гражданские мотивы. Абовиан входил в тот круг передовых армянских интеллигентов, центром к-рого впоследствии (в 50-х и 60-х гг.) стал издававшийся в Москве журнал «Гюсисапайль» (Северное сияние). Редактором «Северного сияния» был близкий друг Абовиана, профессор-ориенталист С. Назарьянц, познакомивший через свой журнал армянского читателя с рядом переводов из русской литературы (напр. с Лермонтовским «Демоном» в переводе Садатяна) и зап.-европейских классиков. В «Северном сиянии» участвовал также Микаэл Налбандян — литератор, публицист и критик, находившийся в личном общении с Бакуниным (см.) и Герценом (см.); за политическую деятельность он был сослан в Камышин, где и умер (в молодых еще годах) в 1866. Творчество Налбандяна во многих отношениях отражает русские литературные явления: в своих критических статьях он находится под прямым влиянием Белинского (см.); знаменитое стихотворение «Свобода» написано в подражание Огареву (см.); и наконец в сатире «Мнения глупцов о просвещении» он перелагает на армянский быт и яз. Кантемировскую сатиру «К уму своему или на хулящих учение». Его публицистическое сочинение под названием «Земледелие», с идеями физиократов и мелкобуржуазных социалистов, пользовалось большим успехом среди молодежи. К кружку Назарьянца принадлежал и поэт-шестидесятник С. Шах-Азиз (см.) (ум. 1908 в Москве), представитель гражданского направления в поэзии и опять-таки русского литературного влияния; в творчестве С. Шах-Азиза отразились, с одной стороны, байронизм (главным образом в поэме «Скорбь Леона»), а с другой стороны, влияния Пушкина (см.), Добролюбова (см.) (под воздействием к-рого он в свою очередь написал свое «Милый друг, я умираю»), и особенно Некрасова (см.) (ср. перефразировку Некрасовского двустишия «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан» в словах Шах-Азиза «Прежде гражданин, а потом уже поэт»). Форму романа вслед за Абовианом развивает Перч Прошян (?-1907), к-рому принадлежит несколько бытовых романов (например «Сос и Вартитер», «Вопрос хлеба» и много др.), рисующих быт армянской деревни. К школе Абовиана принадлежит Х. Агаян, пользовавшийся популярностью в массах, и наконец крупнейший из романистов Армении Акоп Мелик-Акопян, более известный под псевдонимом Раффи (см.) (1835–1888). В 60-х годах выступает на поприще драматурга Габрэл Сундукиан (см.). Г. Сундукиан — по происхождению из буржуазной семьи. Получил высшее образование в Петербурге, после чего поступил на государственную службу в Тифлисе. Его первые пьесы, рисующие быт тифлисских армян, обращают на себя внимание современников, тем более, что он пишет не на литературном яз., а на тифлисском диалекте. Его герои и героини — тифлисские ремесленники, купцы, купчихи. Глубокое знание быта дает ему возможность выводить законченные образы. До высокого мастерства он дошел в своей пьесе «Пэпо» (существует два русск. перевода), в к-рой автор изобразил борьбу армянской буржуазии с бедным «кинто». Герой-бедняк Пэпо побежден: его везут в тюрьму. Но за побежденным остается моральная победа. Перу Сундукиана принадлежат и другие, проникнутые юмором и драматизмом пьесы («Хатабала», «Супруги», «Разбитый очаг» и др.). Смело можно сказать, что в А. Л. Г. Сундукиан занимает такое же место, как Островский (см.) в русской. Представителем реалистического романа следует считать беллетриста Александра Мовсесяна, писавшего и известного под псевдонимом Ширванзадэ (см.). Ему принадлежат например: повесть «Пожар на нефтяных промыслах», «Дневник приказчика», рассказ «Артист», романы — «Честь», «Намус» — из быта глухой Шемахи, «Хаос», посвященный Баку, и наконец заслуживающий большого внимания роман из жизни армянской интеллигенции «Арсен Димаксьян». Жанр реалистического романа и характерный для Ширванзадэ элемент психологического анализа также могут рассматриваться как результаты влияния русской литературы. Ширванзадэ также написал несколько театральных пьес. Если крупнейшим представителем прозы этого периода А. Л. считается Раффи, то соответствующей ему по значению фигурой в области поэзии, и отчасти прозы, является Рафаэль Патканиан (1830–1892). Как и ряд других армянских поэтов его поколения (Додохиан и др.), Рафаэль Патканиан получил воспитание в Москве, в Лазаревском институте. Затем он учится в Дерптском университете и наконец снова в Москве. Здесь он организует литературный кружок под названием «Гамар-Катипа» (название составлено из инициалов трех участников кружка) и с 1855 издает пять книжечек «Поэтических и прозаических упражнений Гамар-Катипы». В них появляется его знаменитое стихотворение «Слезы Аракса», к-рым Патканиан и приобрел общенациональную известность. Путь его творчества является вместе с тем живой летописью тех надежд и последующих разочарований, которые связывались у армянской интеллигенции с русско-турецкой войной 1877–1878; последним аккордом здесь является сборник «Свободные песни», выпущенный в 1878. Здесь читатель встретит слезы отчаяния и проклятия по адресу Европы, предоставившей армян во власть «кровавого султана», и в то же время призывы не терять мужества. Перу Патканиана принадлежат и прозаические произведения, часть к-рых в художественном отношении представляет большую ценность (написана на нахичеванском диалекте).
        Из прочих поэтов, современников Патканиана, можно отметить Георга Додохяна, автора популярного стихотворения «Ласточка» (переведенного на русский язык два раза). К следующему поколению писателей, деятельность которых приходится на конец XIX века, принадлежат поэты: Ованнес Ованнисьян (см.) (1864–), Ованнес Туманьян (см.) (1869–1923), Аветик Исаакиан (см.) (1875–) и Александр Патуриан (см.) (1865–1916).
        Если у Патканиана содержание довлеет над формой и форма не представляет чего-либо самоценного, то у Ованнисьяна пожалуй впервые в А. Л. замечается вдумчивое отношение к технике своего искусства; его размеры и рифма строго выдержаны и в то же время обнаруживают близость к первоисточнику армянской поэзии — к народной песне. Этот контакт с народной поэзией, обусловивший (в противоположность оторванным от родной почвы вышеназванным поэтам) подлинно национальный характер стихов Ованнисьяна, простирается и на содержание: Ованнисьян дал поэтическую обработку некоторым древнейшим преданиям и песням (напр. легенде о царе Артавазде); в результате этого некоторые стихотворения Ованнисьяна поются народом уже на правах безымянной песни. Не менее близок к народному творчеству и О. Туманьян, повторивший в своих стихах ряд сюжетов народного творчества (легенд, сказок и т. д.), притом в простой и общедоступной форме, стоящей на грани детской литературы. Эпические поэмы Туманьяна — «Ануш», «Давид Сасунский» — и некоторые другие приобрели широкую популярность. Иной характер носит поэзия Исаакиана, корни к-рой лежат скорее в литературных традициях Зап. Европы, с к-рой автор близко знаком, ибо провел много лет за границей. Это — представитель любовной лирики в А. Л.; Цатуриан же отражает влияние русской поэзии по преимуществу. Он выступал и как переводчик: им издана двухтомная антология из избранных пьес Пушкина, Лермонтова (см.), Некрасова, Кольцова (см.), Никитина (см.) и Плещеева (см.), и кроме того переводы из Тургенева, Мопассана и др. В начале XX в., именно в 1908, выступил со своим сборником «Грезы сумерек» молодой поэт Ваан Териан (см.) (1885–1920); это крупнейшая величина, о чем достаточно говорит существование целой «школы Териана». В 1912 Териан выпускает второй сборник стихотворений, ярко отражающий расцвет творчества поэта-лирика. Териан обнаруживает высокое поэтическое мастерство, превзойдя всех своих предшественников. В последние годы жизни он написал ряд стихотворений, в к-рых отразились его настроения как большевика. Териан стоит на грани двух эпох. Через него А. Л. переходит к современному ее состоянию. Его язык и стиль передаются молодому поколению советских поэтов. Между современной, советской и дооктябрьской А. Л. — огромная пропасть. Доминирующими мотивами в дооктябрьской А. Л. были: индивидуализм, шовинизм и национализм. Октябрьская революция произвела необычайный перелом в А. Л. Лишь после Октября начинает свое летоисчисление пролетарская ветвь А. Л. Среди пролетарских писателей ряд литераторов с дооктябрьским литературным стажем. К этой группе относятся: Егише Чаренц (см.), Арази (см.), Азат Вштуни (см.), Геворк Абов, Анушаван Вартанян. Из молодых пролет. писателей выдвинулись: Алазан (см.), Аракси, М. Армен, Овик Меликян, Ануш, Н. Дабагян и др. С революционными поэмами выступил Егише Чаренц («Обезумевшие массы», «Сома» и т. д.). В них Чаренц воспевает Октябрьскую революцию. В дальнейшем он переходит также и к прозе: сатирическая повесть «Страна Наири», «Капказ». В 1922 начинает выходить орган пролетарских писателей советской Армении «Мурч» (Молот), вокруг к-рого объединяются молодые пролетарские писатели. Влияние русской «Кузницы» в произведениях армянских пролетарских писателей первого периода (1922–1925) выразилось в космизме, а влияние русского революционного футуризма — в оформлении материала. В дальнейшем пролетарской литературе советской Армении удалось одолеть трудности и стать на путь пролетарского реализма. В последних работах пролетарских писателей Армении мы уже видим некоторые достижения. Гражданскую войну в Армении пытается в стихотворной форме отобразить Наири Зарян в поэме «Ноябрьские дни», в прозе — пролетарские писатели: Абов в своих рассказах, Алазан — «Руководитель», Аракси — «Вода эта течет по своему руслу», Овик-Меликян — «Сборник рассказов», а также Аксель Бакунц дают картины борьбы нового и старого быта в армянской деревне. Особняком стоит творчество Азата Вштуни, автора удачных картин народов угнетенного Востока (сборник поэм «Восток в огне»).
        Из старых литераторов, живущих и работающих в советской Армении, надо отметить романиста и драматурга Ширванзадэ и поэта Аветика Исаакиана. Ширванзадэ написал пьесу «Кум Моргана» из жизни эмигрантов Армении. Ширванзадэ и Исаакиан входят в литературную организацию «Общества армянских писателей». Сравнительно недавно образовалось объединение писателей-попутчиков. Среди последних выделяются произведения Дереника Демирчяна, Степана Зоряна (см.), Тотовенца. Заслуживают внимания произведения «Знакомые», «Земля», «Машина» Д. Демирчяна (рассказы из эпохи войны), «Председатель ревкома», «Библиотекарша» — повести Степана Зоряна, и сатира на националистов «Доктор Бурбонян» Тотовенца.
        

ЗАПАДНО-АРМЯНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА.
        Характерным отличием западно-А. Л. от ее восточной сестры является, с одной стороны, оторванность от родной почвы, обусловленная тем, что творчество западно-армянских писателей протекало почти исключительно в колониях за пределами Армении — в Константинополе, Смирне и Зап. Европе, а с другой стороны тем, что на литературу турецких армян оказывала влияние уже не русская литература, а преимущественно французская и отчасти итальянская. Корни западно-А. Л. лежат, как мы уже указывали, в деятельности мхитаристов. Из рядов мхитаристов выходят первые западно-армянские поэты: Арсен Багратуни (1790–1866) и Гевонд Алишан (1820–1901). Их нельзя однако считать характерными для ново-А. Л., скорее они стоят на грани средне- и ново-А. Л.; в творчестве Алишана напр. много религиозного элемента: гимнов, молитв и т. д., то есть еще отсутствует типичный для новой А. Л. чисто светский характер поэзии. Истинными основателями «константинопольской» литературной школы нужно считать двух поэтов уже XIX в., это — Мкртич Пэшикташлян (1828–1868), ученик Алишана, и Петрос Дуриан (1851–1872). Несмотря на то, что у последнего мы наряду с лирикой встречаем и несколько драм, он ценен именно как лирик. Темы, вдохновлявшие поэтов, здесь до известной степени те же, что в восточно-армянской поэзии, т. е. важнейшее место принадлежит националистическим мотивам. Зато есть крупные различия в отношении формы: если первые поколения восточно-армянских поэтов зачастую пренебрегали формой и вообще стихотворной техникой, то «константинопольская школа» обращает на вопросы поэтической формы сугубое внимание, в чем вполне естественно видеть результат постоянного влияния французской литературы. Из других представителей «константинопольской школы» можно назвать мхитариста Галфаяна (Хорен Нарбей, 1831–1892) и Ачемьяна (1838–), и из более поздних — Воскапиана, Руссиньяна и наконец из «смирнской школы» — Мамуриана, Отиана, Дэмирчибашьяна. Из позднейших заслуживают внимания: Чобаньян, поэт и ученый (1872–), работающий ныне во Франции, поэтесса Сибиль (в Константинополе), поэт Даниэл Варужан; из беллетристов: Шишманян (псевдоним Дзеренца), Арпиарян, Зохраб и писательница Дюсаб, а также сатирик А. Паронян («Национальные тузы», «Дневник Хасоса», «В кварталах Константинополя»). Произведения Пароняна рисуют константинопольскую армянскую буржуазию, подобно тому как ее изображали Патканиан и Сундукиан. Тип «Хасоса»-буржуа является мишенью для едкого сатирика. Западно-А. Л., давшая в свое время видных армянских писателей, в настоящее время, в результате войны 1914–1918, почти совершенно заглохла.

Библиография:
Веселовский Ю., Армянская поэзия XIX в. и ее происхождение, «Русская мысль», 1901, кн. 12; Макициан И., Очерк А. Л., «Сборник А. Л.» Под редакцией М. Горького, Л., 1916; Поэзия Армении с древнейших времен и до наших дней, Под редакцией В. Брюсова, М., 1916; Веселовский Ю., ст. в сб. «Армения», М., 1916.

Литературная энциклопедия. — В 11 т.; М.: издательство Коммунистической академии, Советская энциклопедия, Художественная литература.1929—1939.



Смотреть больше слов в «Литературной энциклопедии»

АРМЯНСКИЙ ЯЗЫК →← АРМИДА

Смотреть что такое АРМЯНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА в других словарях:

АРМЯНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

АРМЯНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА. ЛИТЕРАТУРА НА ДРЕВНЕ- И СРЕДНЕАРМЯНСКОМ.Памятники А. Л. могут быть подразделены на три разряда, соответственно трем периодам, раз... смотреть

АРМЯНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

возникла вместе с введением христианства в Армении, т. е. в IV в., когда жил первый апостол и первый писатель армянский, Григорий. Из древних языческих... смотреть

АРМЯНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Армянская литература возникла вместе с введением христианства в Армении, т. е. в IV в., когда жил первый апостол и первый писатель армянский, Григорий. Из древних языческих времен сохранилось несколько простонародных песен, которые в V в. записал историк Моисей Хоренский. В начале IV в. жил <i>Григорий Просветитель</i> - первый апостол и католикос, или патриарх, всей Армении: некоторые из молитв, им составленных сохраняются еще теперь в молитвенниках, а его поучения были изданы в Венеции 1836 г.; житие же св. Григория, написанное современником его Агафангелом, издано там же в 1862 г. Поучения, приписываемые Якову из Низибис, изданы с латинским переводом Антонелли в Риме, 1756 г., и в Константинополе 1824 г. В то же время жил сириец Зиновий <i>Глак</i>, который написал историю распространения христианства в армянской провинции Тароне (изд. в Венеции, 1832 г.). Все эти сочинения были написаны отчасти по-гречески или по-сирийски, отчасти же по-армянски, но греческим, сирийским или персидским письмом, так как армянский алфавит был изобретен только в начале V ст., именно в 405 г. Вместе с изобретением алфавита начинается золотой век армянской литературы, который, однако, продолжался очень коротко и не обнимает даже одного столетия. К писателям Золотого века принадлежат прежде всего <i>Сахак</i> Великий, католикос, и Месроп, которые перевели Ветхий Завет; ученики же их перевели Новый Завет, так что около 410 г. все Священное Писание читалось на армянском языке, издано же оно было в первый раз в Амстердаме, в 1666 г., затем в Венеции, в 1733 г., и, наконец, критическое издание - Иваном Зохрабом в Венеции (1805 года). Сохак и Месроп посылали своих учеников в греческие, сирийские и египетские школы, где они учились иностранным языкам и потом обогащали отечественную литературу переводами. Из числа этих учеников прославился особенно <i>Эзник</i>, который не только переводил с греческого, но и был автором самостоятельного сочинения "О победе над еретиками", изданного в Смирне (1762) и в Венеции (1826) и переведенного на французский язык Ле-Вальяном де-Флоривалем (Париж, 1853). Товарищ Эзника <i>Кориун</i> около 450 г. написал, между прочим, жизнеописание Месропа и историю изобретения армянских письмен. В это же время, по мнению некоторых ученых, жил <i>Фавст</i> Византийский, хотя есть некоторые основания думать, что он уже в конце IV в. писал свою историю Армении, доведенную до 390 г.; во всяком, однако, случае Фавст по своему языку принадлежит к Золотому веку. Знаменитейшим из писателей V в. был Моисей из Хорена, или <i>Хоренский</i> (+ 487 г.), прославленный историк своего отечества. Он посещал Месопотамию, Александрию, Рим, Афины, Константинополь и так изучил греческую литературу и язык, что даже немного испортил свой армянский стиль. Его сочинения часто печатались и до сих пор очень ценятся армянами; к ним принадлежат: знаменитая история Армении, т. е. Армянская хроника до 441 г., изданная в латинском переводе бр. Вистонами (Лондон, 1736), во французском - Ле-Вальяном де-Флоривалем (Париж, 1 8 41), в итальянском (Венеция, 1849-50), в русском - Эмином (Москва, 1858) и в немецком - Лауером (Регенсбург, 1869). Риторика написана Хоренским на основании греческих образцов; кроме того, он был автором комментариев к арм. грамматике, и, наконец, ему приписывают две проповеди и сочинение по географии. Все его сочинения были напечатаны два раза: в 1843 и 1865 г. в Венеции. География издавалась отдельно два раза: Сен-Мартеном (Париж, 1819) и Паткановым (Петербург, 1877), но о ней почти наверно можно сказать, что она написана тогда, когда уже давно Хоренского не было в живых. Самым близким Хоренскому по языку был Давид <i>Философ</i>, названный Непреодолимым, переводчик многих сочинений Аристотеля и автор самостоятельных "философских определений" (Константинополь, 1711, и Венеция, 1883 г.). Лазарь <i>Фарнейский</i> оставил после себя историю Армении от 388 до 485 года (Венеция, 1793 и 1873 г.). Наконец, к этому же периоду времени относится <i>Елисей</i>, написавший "Историю войны полководца Вардана против персов", которая часто была печатана, последний раз в Венеции, 1859 г., и переведена на несколько языков: на английский - Нейманом (Лондон, 1830), на итальянский - Каппеллети (Венеция, 1840), на французский (Париж, 1844) и на русский (Тифлис, 1868). К V же столетию относится много безымянных переводов с греческого и сирийского языков, между которыми особенно важны, потому что их оригиналы утеряны, следующие: "Хроника Евсевия", изданная вместе с латинским переводом Аухером (Венеция, 2 т., 1818), и один только ее латинский перевод, изд. Зохрабом и Анджело Маи (Милан, 1818); вновь пересмотренный перевод издан: 2-й том в Берлине (1866) Шене, а 1-й том (1875) Петерманом. Речи Филона - Аухером (Венец., 1822) и другие отрывки этого автора (Венеция, 1826); особенно отличающиеся по красоте языка поучения Иоанна Златоуста и его объяснения к евангелиям Матвея и Иоанна, а также к пророку Исаие и к посланиям ап. Павла (5 т., Венеция, 1826-62); поучения Севериана (Венеция, 1827); Василия Великого (Венеция, 1830); Ефрема Сирина (4 т., Венеция, 1836); "Жизнеописание Александра Македонского" Псевдокаллисфена (Венеция, 1842); наконец, армянский перевод одного послания св. Игнатия, изд. сперва в Константинополе (1783), а затем Петерманом в Лейпциге (1849). - Время расцвета арм. литературы продолжалось недолго, так как уже в VI ст. замечается совершенный ее упадок; причиной этого было то обстоятельство, что сасанидские персы, которым тогда принадлежала Армения, запрещали армянам посещать греческие школы. Единственным достойным упоминания фактом в это время было установление армянского летосчисления, а именно в 552 г. патриарх Моисей II созвал собор, на котором было постановлено считать началом летосчисления день 11 июля 552 г. В VII в. мы замечаем некоторый поворот к лучшему: Иоанн <i>Мамикониан</i> описывает тогдашнюю борьбу с персами, как продолжение сочинения Зиновия Глака, изданное вместе с этим последним; <i>Себей</i> пишет историю Иракла (Константинополь, 1851, и С.-Петербург - Паткановым на русском яз., 1862, на армянском - 1879). Из богословских писателей надо упомянуть Феодора <i>Керфенавора</i> и патриарха <i> Сахака III</i>, после которых остались поучения и некоторые другие сочинения небольшого размера. - Восьмое столетие особенно богато переводами с греческого языка; из писателей этого века особенно отличились: Иоанн Одзнеан - патриарх и философ, писавший, между прочим, против евтихиан и павликиан; его сочинения с латинским переводом изданы Аухером (Венеция, 1834). Его современник Степан <i> Синнеан</i>, который долго жил в Константинополе и в Риме, много переводил с греческого, особенно из отцов церкви, но из его переводов до сих пор издан только перевод сочинений Кирилла Александрийского (Константинополь, 1717). Немного позже его жил <i>Левонд</i>,<i> </i> т. е. Леонтий, написавший историю арабских завоеваний и нападений на Армению между 632 и 788 гг. Сочинение это издано на французском - Шахназареаном (Париж, 1857) и на русском - Паткановым под загл. "История халифов Левонда" (Петербург, 1862). Девятое столетие не принесло ни одного замечательного сочинения и отличалось только тем, что в конце его началось снова более сильное стремление к просвещению и молодежь стала усердно изучать греческий, арабский и сирийский языки, что повлекло за собою некоторое оживление в А. литературе уже в начале Х столетия. Патриарх <i>Иоанн IV</i>,<i> </i> основываясь на сочинениях своих предшественников, написал историю Армении со времен потопа до 925 года (Иерусалим, 1843; Москва, 1853, на французском Сен-Мартеном, Париж, 1841); кроме того он оставил историю всех патриархов от Григория до себя самого. Фома <i>Арцруни</i> написал историю арцрунских князей, которая вместе с тем заключает в себе происшествия, вообще касающиеся Армении; она простиралась первоначально до 936 г., но потом была продолжена другим лицом до 1226 года (Константинополь, 1852 года, на французском Броссе, 1874 года). После них жили духовные писатели: <i> Хозров</i> Великий, написавший ценные объяснения к армянскому молитвеннику, и сын его <i>Григорий</i> из Нарека (951-1003), оставивший после себя многочисленные сочинения, напр. поучения, комментарии к Св. Писанию, изд. под заг. "Богословские сочинения" (Венеция, 1827); они были объяснены Гавриилом Аветиксаном. <i>Месроп</i>,<i> </i> священник, написал биографию Нерсеса Великого (Мадрас, 1775; Венеция, 1853). Известны еще: Самуил <i>Мудрец</i>, аббат <i>Анания</i> и др. Патриарх <i>Хачик I</i> основал в это время знаменитую библиотеку в Аркинае близ Ани. Наконец, в этом же веке писали: <i>Ухтанес</i> из Уррхи (армян., 1871; француз., Броссе, 1870 г.) и <i>Моисей</i> из Каганкатвы, автор "Истории кавказских албанцев", найденной только в недавнее время и изданной в Париже (1860), в Москве (1860) в русском переводе Паткановым (Петербург, 1861). К XI в. относятся следующие писатели: Григорий <i>Магистр</i> (+ 1058 г.), оставивший после себя значительное количество писем, грамматику и несколько стихотворных произведений; сын его <i>Вахрам</i> сделался патриархом под именем Григория II и перевел с греческого и сирийского яз. некоторые жития св. мучеников, отчего он был назван "Вкаясер", т. е. любящий свидетелей веры; <i> Матфей</i> - священник, оставил после себя житие св. Иоанна Златоуста (Венеция, 1751). Это столетие имело двух историков: Степана <i>Асолика</i>,<i> </i> автора хроники до 1004 г. (Париж, 1859), и <i>Аристака</i> из Ластиверта, история которого заключает время между 989 и 1071 г. (Венеция, 1844); кроме того, как стихотворец прославился Петр II <i>Гетадардз</i>, патриарх с 1019 до 1058 г. (франц., Неве, 1855), наконец, от этого времени осталось несколько гимнов и песен, отличающихся возвышенным стилем. Самым знаменитым писателем XII в. был <i>Нерсес Клайетси</i>, патриарх с 1166 до 1173 г., названный Шнорхали, автор прекрасных стихов, богословских сочинений и хороших церковных гимнов. Его стихотворения изданы в Венеции (1830); из них самое красивое носит заглавие "Иисус орди". Как богослов Нерсес особенно отличается прекрасными молитвами, поучениями и комментариями к Св. Писанию. Его сочинения в латинском переводе изданы в Венеции (1833). Кроме того, его элегия на взятие Эдессы издана отдельно (Париж, 1828). Вторым крупным писателем XII в. был <i>Нерсес Ламбронатси</i> - поэт, ученый и проповедник; особенно известны его "Синодальные речи" (Венеция, 1812), в немецком переводе Нейманна (Лейпц., 1834). Все сочинения Нерсеса появились в печати в Венеции, в 1847 г. Далее, историк и богослов Иоанн <i>Саркаваг</i>, но особенно прославился Матфей из Уррхи или Эдессы, написавший историю между 952 и 1136 г., которую потом Григорий-священник довел до 1162 г.; во французском переводе Дюлорье (Париж, 1858). Кроме того, к XII в. относятся еще богословы <i>Игнатий</i> и <i>Сергей</i>, и, наконец, около 1180 г. <i>Мехитар Гош</i> составил первый сборник армянских басен (Венеция, 1854). Следует еще упомянуть об одном переводе: Михаил <i>Сириец</i>, якобитский патриарх, с 1167 до 1200 г., написал на сирийском языке "Всеобщую хронику от Адама до 1198 г.", и это сочинение сохранилось только в армянском переводе, после того как какое-то другое лицо довело его до 1250 г. (по двум редакциям, Иерусалим, 1870 и 1871; франц., Ланглуа, Венеция, 1868). В XIII в. А. литература снова падает; самым славным писателем этого времени был <i>Вардан</i> Великий из Бардзерберда в Киликии: он написал "Всеобщую историю от начала мира до 1267 г." (изд. Эмином, Москва, 1861; Венеция, 1862), комментарии к некоторым книгам Св. Писания, поучения, гимн в честь св. Григория Просветителя и сборник басен, изданный на арм. и франц. яз. (Париж, 1825); <i> Кирак</i> из Гандзака написал Историю с 300 до 1264 г., которая была доведена до последних времен (Осканом, Москва, 1858; Венеция, 1865; франц. пер. Броссе, 1870). <i>Малакия</i> - монах, автор книги о походах татар 1228 и 1272 г., которая была переведена Паткановым на русский язык под заг. "История монголов инока Малакии" (СПб., 1871); "История монголов по армянским источникам XIII в." (I и II СПб., 1873,1874 г.), <i>Мехитар Эриванский</i> написал историю, изданную Паткановым (С.-Петербург, 1867), переведенную им же под заг. "Хронографическая история Мехитара Айриванского" (1869). <i>Вахрам Pабуни</i> - секретарь царя Льва III (1269-1289), оставил после себя написанную стихами Историю Рубенидов до 1280 г. (Париж, 1859). Архиепископ Степан <i>Орбелеан</i> написал "Историю Сиунийской области", изд. Шахназареаном (Париж, 1859) и Эмином (Москва, 1861). На рубеже этого и следующего столетия стоит полководец <i>Сембат</i>, написавший историю Киликии между 961 и 1244 гг. (Осканом, Москва, 1856, и Шахназареаном, Париж, 1859). Его язык пересыпан простонародными и областными словами и оборотами речи. В XIV в. армянские писатели стали пренебрегать греческой литературой и подражать латинским схоластикам, вследствие чего армянский язык настолько переменился, что его уже нельзя называть классическим. Последним из авторов, которого иногда еще причисляют к классикам, был Иоанн Эрзнкатси, + 1320 г., который оставил после себя много сочинений филологического, богословского и астрономического содержания, а также несколько духовных стихов. Вообще тогда появилось много подобного рода сочинений, а из них важны некоторые не по литературным, но по историко-культурным достоинствам, так как знакомят нас с историей Востока в средние века. Тогдашние историки воспитывались на византийских образцах и отличаются от остальных восточных историков интересным выбором важных фактов и художественным изложением. Между этими историками особенно замечателен живший в начале этого века <i>Хетхум</i>, который, будучи приглашен папою Климентом V в Авиньон, написал там историю монголов ("Histoire merveilleuse du Grand Chan" (Париж, 1528), а также, как говорят, он оставил армянскую хронику, основанную на армянских, сирийских и европейских источниках. Наконец, к тому же веку принадлежат <i>Иоанн</i> из Ородна и <i>Григорий</i> из Патева, оставившие после себя неважные сочинения. С этим столетием кончается серебряный век армянской литературы. В XV в. замечается значительное падение А. литературы: из немногочисленных писателей этого времени можно упомянуть только <i>Кирака Эрзнкатси</i> и <i>Фому Метсопского</i>, написавшего историю Тамерлана, с которой он связал и историю всей Армении до 1447 г. В XVI в. <i>Григорий</i> из Ахтамара написал несколько стихов, а <i> Фадей</i> из Себастии - несколько элегий на простонародном наречии. В это же время, именно в 1565 г., была основана первая армянская типография в Венеции, а затем, в 1584 г., в Риме, но скоро нечего было печатать. В XVII веке число новых типографий значительно увеличилось: они основывались во многих городах Европы. Римская пропаганда устроила в 1662 г. армянскую коллегию во Львове и поставила учителем Климента <i>Галана</i>,<i> </i> автора армянской грамматики и логики, а также сочинения о соединении армянской церкви с римскою. Степан <i> Лехаци</i> (поляк), или <i>Рошки</i> (русский), из Львова отправился в Эчмиадзин и, сделавшись епископом, переводил с латинского на армянский; он также написал армянско-латинско-польский словарь, рукопись которого находится во Львове. Переводчиком с латинского был тоже <i>Вардан Хунанеан</i>, львовский архиепископ, помощником же его был епископ <i>Аствадзадур Нерзесович</i>, который составила "Lexicon latino-armenicum" (Рим, 1695). В этом же столетии жил <i>Архакхел</i> из Тэбриса, автор истории, заключающей факты между 1601 и 1662 гг. (Амстердам, 1669; франц. - Броссе, 1874 г.). В XVIII веке начались снова лучшие времена для А. литературы: славный <i> Мехитар Себастатси </i>(1676-1749) основал в Царьграде конгрегацию мехитаристов, имеющую целью распространение наук и просвещения между армянами; он также построил монастырь и поместил в нем типографию, существующую до сих пор. Сам Мехитар был автором обширного словаря армянского языка, грамматики, и, кроме того, он издал много сочинений своих учеников. Из венецианской коллегии вышло много ученых, между которыми известен Михаил <i>Чемчеан</i>, написавший историю своего народа с древнейших времен (3 т., Венец., 1784-86: в сокращенном виде на английском, 2 т., Калькутта, 1827). Лука <i>Инджиджеан</i> в конце прошлого и в начале нынешнего века написал следующие сочинения, весьма ценимые специалистами: "Описание Фракийского Босфора" (Венец., 1794 и в итальянском перев., 1831); "Описание древн. Армении" (Венец., 1822); "Всеобщую историю XVIII ст." (Венец., 1824-27); "Армянские древности" (Венец., 1835). Этот же ученый вместе с <i>Аконтсом Ковером</i> написал всеобщую географию. <i>Аугереан</i>, или <i>Ау-хер</i>, и <i> Чахчахеан</i>, или <i>Чяхчяк</i>, издали несколько словарей, а самый большой из них, "Новый словарь армянского языка", составляет общий труд венецианских мехитаристов. <i>Багратуни</i> и др. составили армянские грамматики. В новейшее время самым знаменитым писателем венецианской коллегии представляется Лев <i> Алишан</i>, ученый и поэт, издавший 5 томов стихотворений, б<i>о</i>льшею частью лирических и переводов. Из его научных сочинений следует упомянуть "Ширак", где описывается самая северная часть древней Армении, и "Сиссуан" - описание Киликии. Часть венецианских мехитаристов в 1773 г. переселилась в Триест, где основала собственную коллегию, которая потом, в 1811 г., была переведена в Вену; здесь был основан монастырь и типография, из которой вышло в свет много армянских книг, напр. несколько текстов древней литературы, а также новых, напр. "Всеобщая история" Катарджеана; вообще с 1715 г. мехитаристы издали около 900 сочинений в 1200 томах и, кроме того, напечатали в Вене много немецких, латинских и славянских книг. Мехитаристы в Константинополе тоже не оставались без дела: они, напр., издали сочинения <i>С. Дервишеана</i>,<i> </i> между которыми недавно появился "Хндеуропакан нахалезу", т. е. индоевропейский язык (1885). Из школы венецианских мехитаристов вышел также Гавриил <i>Айвазовский</i>, грузинский архиепископ, ученый филолог, 11880 г.; в Венской школе воспитывался поэт <i>Бешикташлеан</i>, + недавно в Константинополе. Литературная деятельность русских армян сосредоточивается главным образом в Тифлисе: там между другими отличился народный поэт <i>Харуфиун</i>, писавший свои поэмы на тифлисском наречии. Тифлисский ученый педагог <i>Абовеан</i> написал, между прочим, сочинение "Верк Хайастани", т. е. "Раны Армении"; он писал также стихи под влиянием немецкой романтики, с которою познакомился в Дерптском университете. Этот же университет посещал Рафаил Патканов, брат петербургского профессора К. П. Патканова, лучший в настоящее время поэт и новеллист армянский. На другом, астраханско-московском, говоре писали профессора Эмин и Халатеанц. До сих пор всех армянских газет появилось до 150. Об армянской литературе писали: Сукиас Сомал, "Quadro della storia letteraria d i Armenia" (Венец., 1829; в немецкой переделке Неймана, "Versuch einer Geschichte der armenischen Litteratur", Лейпц., 1836): К. Патканов, "Catalogue de la litterature arm énienne depuis le commencement du IV siè cle jusque vers milieu du XVII" (СПб., в 1860, Mé langes asiatiques); K. Патканов, "Библиографический очерк армянской исторической литературы" (CПб., 1880); его же, "Материалы для армянского словаря" (I, II т., СПб., 1882-84); П. Карекин, "История армянской литературы" (на армян., 2 т., Венец., 1865-78); его же "Армянская библиография" (на армян., Венец., 1883); Садок Баронч, "Rys dziej ów armia ńskich" (Тарнополь, 1869); Артур Лейст, "Litterarische Skizzen" в "Armenische Bibliothek", изд. Абгаром Иоаннисиани в Лейпциге. Наконец, Отто, "Slovnik Naucny", под словом "Armensky jazyk a literatura", статья Гануша.<br><br><br>... смотреть

АРМЯНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

От дохристианской армянской литературы уцелело несколько надписей и немногочисленные мифические сказания, сохраненные писателями 5 в. Древнейшие надпис... смотреть

АРМЯНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

АРМЯНСКАЯ ЛИТЕРАТУРАОт дохристианской армянской литературы уцелело несколько надписей и немногочисленные мифические сказания, сохраненные писателями 5 в. Древнейшие надписи - это в большинстве своем клинопись урартийцев.История сохранившейся армянской литературы, которая начала развиваться с 4 в., отражает четыре эпохи бурной деятельности, перемежаемые иностранными вторжениями, которые разоряли страну и истребляли ее народ. В число литературных памятников входят исторические описания арабских, византийских и персидских войн и нашествий монголов и турок из Центральной Азии; богословская полемика; чрезвычайно богатая религиозная поэзия, живописавшая страдания народа и воззвания к Богу о помощи.Четвертому столетию принадлежат такие творения, как проповеди св. Григория (Григора) Просветителя, обратившего народ в христианство; приписываемая Агатанкехосу история укоренения христианства в Армении; житие св. Григория, которое написал Зеноп Клаг; написанная Павсдосом Бузантом история современной ему Армении. Усвоение армянского алфавита привело в начале 5 в. к появлению армянской Библии и переводов многих других текстов, включая исторические труды Евсевия Кесарийского и Иосифа Флавия. Среди самобытных произведений того периода достойны упоминания сочинение Езника (Кохбаци) против греческих философов; написанное Егише Вартапедом романизированное житие Вартана Мамиконяна (ум. ок. 451), который успешно противился стремлению персов навязать армянам зороастризм; созданная Мовсесом Хоренаци (Моисеем Хоренским) монументальная история Армении от Адама до того времени, в которое выпало жить автору, содержащая множество мифов и полуисторических повестей, свидетельствовавших о богатом устном предании.К началу 11 в. относится Книга скорбных песнопений Григория из Нарека (Грегора Нарекаци), где автор в живых поэтических образах описывает страдания народа и взывает к Богу о спасении. Равной мощи в стиле достигал и внук Грегора, Грегор Макистрос, в религиозных посланиях и переводах Платона; еще он написал грамматику. В течение 12 в. разговорный язык (ашхарабар) выработался в литературный язык, а употребление старого литературного языка (грабар) отошло к религиозным сочинениям. Наиболее известным писателем этой эпохи был Нерсес Шнорали (Милостивый), прославившийся и религиозными, и светскими поэтическими сочинениями. Важное значение имели трактат о лихорадке Мхитара Эраци, юридический трактат Мхитара Гоша и житие Нерсеса Шнорали, написанное Нерсесом Лампронаци. В это время вновь появляются стихотворения о доблести, любви и красоте, начиная с 5 в. почти полностью вытесненные стихотворными славословиями святых и мучеников и духовными гимнами.Книгопечатание на армянском языке началось в Эчмиадзине в 1512, в Константинополе в 1570 и в иных местах - в 17 в. Но по-настоящему массовое печатание армянских книг было налажено в мхитаристском монастыре св. Лазаря близ Венеции, основанном в 1717, а затем в мхитаристской обители в Вене. Из-под книжных прессов обоих монастырей вышло множество оригинальных сочинений самой разнообразной тематики, в т.ч. первый армянский словарь, новый перевод Библии и переводы из иноязычных классиков. Однако величайшим достижением книгопечатников-мхитаристов стало составление корпуса армянской классики.Монахи-мхитаристы помогли проложить пути к возрождению армянской литературы в 19 в. К тому времени в литературных целях использовалось два главных диалекта разговорного армянского языка: восточноармянский в России и западноармянский в Турции; духовный центр восточной Армении находился в Тбилиси, западной - в Константинополе. После долгих споров обе части разделенного народа отказались от использования классического языка. Так стала развиваться новейшая литература, разделенная на два потока, причем восточноармянские писатели черпали вдохновение из российских источников, а западноармянские литераторы больше ориентировались на западные, особенно французские образцы.Из восточноармянских литераторов известны поэты О.Туманян (1869-1923), А.Исаакян (1875-1957), В.Терян (1885-1920), Е.Чаренц (1897-1937); романисты Х.Абовян (1805-1848), А.Мелик-Акопян, он же Раффи (1835-1888), С.Зорян (1890-1967), писавший рассказы прозаик А.Бакунц (1899-1938), драматург Г.Сундукян (1825-1912).В число наиболее значительных представителей западноармянской литературы входят такие поэты, как М.Пешикташлян (1828-1868), П.Дурян (1851-1872), Т.Чракян, или Интра (1875-1921), А.Ярджанян (Ярчанян), или Сиаманто (1878-1915), Д.Варужан (1884-1915), В.Текеян (1877-1945); романисты Е.Отян (1869-1926), А.Арпярян (1850-1907), Т.Камзаракан (1866-1941); авторы рассказов Г.Зорап (1861-1915), Л.Башалян (1868-1939); драматурги А.Поронян (1842-1891), Л.Шант (1869-1951).Поворотным пунктом в современной армянской истории, в т.ч. литературной, стал 1915 год. Вследствие турецкого геноцида и изгнания армян с их земли возникли новые общины и литературные центры в Каире (Египет), Алеппо (Сирия), Бейруте (Ливан), Париже (Франция) и Бостоне (США).Восточноармянская словесность продолжала произрастать на родной почве. Начиная с 1920-х годов наблюдался бурный расцвет самых разных литературных жанров. По большей части эти произведения публиковались в столице Армении - Ереване.Следует, однако, отметить, что некоторые шедевры армянской литературы в 20 в. были созданы армянами, проживавшими за рубежом, такими, как поэт Н.Сарафян (1905-1972), романист К.Зарян (1885-1969) и критик А.Ошакан (1882-1948).... смотреть

АРМЯНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА ЛИТРА НА ДРЕВНЕ И СРЕДНЕАРМЯНСКОМ

Памятники А. Л. могут быть подразделены на три разряда, соответственно трем периодам, различаемым в истории А. яз.: древнеармянскому («грабарному»), среднеармянскому и новоармянскому (см. «Армянский яз.»). Однако ввиду того, что памятники среднеармянской письменности являются большею частью  «грабаризованными», то есть находятся под влиянием древнеармянского яз. («грабара») в грамматическом, лексическом и стилистическом отношениях, они могут быть рассматриваемы совместно с древнеармянскими. Значение древнеармянской лит-ры по преимуществу национальное; тем не менее благодаря ей мы имеем возможность ознакомиться с теми произведениями греческой и сирийской лит-р, к-рые, будучи утрачены в подлинниках, сохранились в древнеармянских переводах. Далее особенно ценным является исторический отдел А. Л., заключающий богатый материал по истории Персии (начиная с аршакидского периода и кончая эпохою ислама), Византии, Грузии, арабского халифата, монголов и крестовых походов. Наконец следует отметить особенно тесную связь А. Л. с грузинскою (см.), благодаря чему выясняются взаимно известные историко-литературные факты той и другой (ср. работы акад. Н. Я. Марра, объединенные в серию, озаглавленную «Тексты и разыскания по армяно-грузинской филологии»). Наши сведения о составе древнеармянской письменности в высшей степени неполны: с одной стороны, мы почти ничего не знаем о лит-ой деятельности всего дохристианского периода истории Армении, т. е. до IV в. христ. эры; с другой — памятники А. Л., начиная с V в., нам также неизвестны в достаточной полноте — обстоятельство, находящееся, в значительной степени, в связи с гибелью многочисленных рукописей во время нашествий (арабов, монголов и др.), к-рым периодически подвергалась Армения. Однако и дошедший до нас рукописный материал далеко не приведен еще в надлежащую известность; обстоятельных каталогов рукописей (вроде каталога библиотеки венской конгрегации мхитаристов) еще не имеют многие А. книгохранилища. О лит-ой деятельности, предшествующей V в. христ. эры, сохранились лишь отрывочные сведения; так мы знаем о существовании в древнейшей, языческой Армении официальных «Аннал», «Храмовых книг» и т. д. Известно нам и о существовании народной поэзии, а также групп народных певцов (рапсодов), продолжателями которых являются впоследствии так наз. «ашуги» (см.). Факт существования памятников письменности в дохристианскую эпоху находит себе косвенное подтверждение в известиях А. писателей об истреблении языческой лит-ры в первые годы принятия христианства; они же свидетельствуют о театральных постановках и т. д. — V в. христ. эры, получивший название «золотого века» древнеармянской лит-ры, является особенно знаменательным в истории Армении. Это был критический период в политическом отношении: персы свергли старую династию Аршакидов, и Армения подпала под власть византийских императоров и сасанидской Персии, с к-рою ей пришлось вести упорную борьбу в защиту  своей национальности. С другой стороны, этот полный борьбы и напряжения период ознаменовался высоким подъемом духовных сил страны. Месропом-Маштоцом был создан новый А. алфавит; были основаны новые школы. Для усовершенствования в науках и яз. (греческом, сирийском) молодых людей отправляли в Константинополь, Александрию, Антиохию и другие ученые центры того времени. Вернувшись на родину, они занялись переводом «Священного писания» и выдающихся сочинений с греческого и сирийского, преимущественно духовного содержания. Трудами этих «переводчиков» (как они называются в истории А. Л.) было положено начало национальному просвещению и созданию национальной лит-ры, прежде всего в целях эмансипации А. народа из-под культурного влияния сирийцев, под к-рым он находился со времени принятия христианства [в начале IV в.]и к-рое поддерживалось в политических целях Персией. Религиозный характер, к-рый приняла, начиная с V в., древнеармянская лит-ра, продолжал оставаться ее отличительным признаком и в последующие века вплоть до киликийской эпохи (см. ниже). Яз., выработанный писателями и грамматиками V в., остался образцом для всех последующих времен. Начиная с VI в., в лит-ой деятельности Армении наступает реакция: усиленную работу сменяет затишье, продолжающееся до водворения в VII в. арабского господства. Эта смена благотворно отразилась на А. образованности, положив конец притеснениям, к-рые чинила сасанидская Персия, всячески препятствовавшая по соображениям политического характера культурным сношениям Армении с греческим (византийским) миром. С восстановлением политической независимости Армении, во второй половине IX в., в стране начинает оживать лит-ая деятельность. В этот период, по примеру V в., возрождается и переводческая деятельность: начинают переводить не только с греческого и сирийского, но и с арабского. Значительная роль в лит-ых занятиях приходится на долю многих монастырей. Обладая богатейшими рукописными собраниями, они являлись очагами, в к-рых культивировалась наука и к-рые представляли собою как бы высшую школу в стране. Падение Багратидов, в результате сельджукского нашествия, и связанная с ним потеря самостоятельности вызывают массовое эмиграционное движение, гл. обр. в Киликию, где происходит новое зарождение, на исходе XI века, А. государственности. Киликийская Армения приходит в тесное соприкосновение с зап.-европейскими государствами, главным образом благодаря крестовым походам и обширным торговым сношениям с Венецией, Генуей и т. д. Под влиянием Запада вырабатывается своеобразная, приближающаяся к европейской, киликийско-армянская культура, лит-ра и образованность. Если в предыдущие  периоды А. Л. находилась под воздействием творчества византийских греков, сирийцев и арабов, то теперь присоединяется влияние латинского мира. Новые импульсы отражаются и на яз. Старый строй письменности, древнеармянский классический яз. (так наз. «грабар», т. е. «письменный») уже не может претендовать на исключительное господство в лит-ре и науке: наряду с ним приобретает право гражданства среднеармянский лит-ый яз., базирующийся на живой, народной речи того времени. Этот среднеармянский яз. становится основой зарождающейся лит-ры с ярко выраженным светским характером, в противоположность традиционной духовной письменности на древнеармянском яз. Так возникает напр. новый вид светской поэзии, являющейся как бы возрождением того древнейшего поэтического творчества языческой Армении, к-рое замирает в христианскую эпоху ее жизни (образчики среднеармянской лирики в русском переводе см. в сборнике В. Брюсова «Поэзия Армении», М., 1916). Среднеармянский яз. находит себе широкое применение, начиная с киликийской эпохи, как яз. научной лит-ры: на нем писались медицинские трактаты, памятники юридической лит-ры и т. д. К нему постоянно прибегали, когда имели в виду широкие круги населения. Так напр. мы имеем на среднеармянском многочисленные сборники наставительных рассказов, басен и т. д. (таковы так наз. «Сборники притч Вардана», прекрасно изданные, обследованные и переведенные акад. Н. Я. Марром). Иногда прибегали к среднеармянскому и историки. Весьма значительную часть древнеармянской лит-ры составляют памятники духовной письменности, как оригинальной, так и переводной: сочинения историко-богословского содержания; догматические трактаты и толкования на отдельные книги Ветхого и Нового заветов; труды полемические (между прочим, интересен трактат Езника Кохпеци, V в., в котором мы находим ценные данные относительно зороастризма) и агиографические (например биография составителя новой армянской азбуки Месропа, написанная в V в. Корюном); проповеди и слова, нередко образцовые с точки зрения ораторского искусства (напр. Иоанна Мандакуни, V в., Нерсеса Ламбронаци, XII в. и др.); произведения духовной поэзии (Григорий Нарекаци, X в., Нерсес Благодатный, XII в. и др.) и т. д. Отдельно заслуживает быть отмеченным обширный свод богослужебных канонов и гимнов, известный под наименованием «Шаракана», отдельные тексты к-рого принадлежат различным эпохам, начиная с V по XIV вв. (есть русск. перев. проф. Н. О. Эмина, переизданный проф. К. Костаняном в 1914). Далее весьма значительный отдел древнеармянской литературы, особенно ценный сравнительно с соответствующими отделами других  восточно-христианских лит-р, представляет историография, отличающаяся наиболее самостоятельным характером. «Главное достоинство А. летописцев, к-рое ставит их выше других азиатских летописцев, — строгая правдивость и беспристрастие» (проф. К. Патканов). Отличительной чертой, общей А. историкам, является слабое отражение в их произведениях внутренней жизни страны. К числу наиболее ранних, нам известных, древнеармянских историков принадлежат: Павстос Бюзандаци (т. е. Фавст Византийский), Лазарь Парпеци и Егише, повествование к-рых по истории Армении обнимает период с половины IV в. по конец V. Егише, более поэт, нежели историк, оставил высокохудожественный труд, посвященный национально-религиозной борьбе Армении с сасанидской Персией. Считавшаяся ранее работою V в. «История Армении» (русский перевод Н. О. Эмина, М., 1893; Г. Халатьянц, Арм. эпос в «Истории Армении» Моисея Хоремнского, М., 1896) горячего эллинофила, Моисея Хоремнского, в которой мы знакомимся с судьбами А. народа до падения аршакидской династии включительно, признается в настоящее время за труд более поздней эпохи (VII и даже VIII в.). В VII в. авторами исторических трудов являются Себеос (писавший о борьбе византийского императора Геракла с Персией) и др.: в VIII в. Гевонд оставил описание завоевания Армении арабами. Из историков X в. обращают на себя внимание: Моисей Каганкатваци (автор «Истории авган», т. е. кавказских албанцев, руск. перев. К. Патканьяна, СПБ., 1861), Фома Арцруни (историк дома Арцруни — одного из главнейших феодальных родов Армении) и Католикос Иоанн VI (автор «Истории Армении», доведенной до своего времени). В XI в. писали: Степанос Таронеци — автор «Всеобщей истории» и его продолжатель Аристакес Ластивертци. Из последующих историков должны быть главным образом отмечены: в XII в. — Матвей Эдесский («История» за время от 952 по 1136, заключающая подробности касательно первого крестового похода), Мхитар Анеци (подробная «История» Армении к-рого, за исключением незначительного отрывка, к сожалению, утрачена) и др.; в XIII в. — Вардан Бардзырбердци (автор «Всеобщей истории», заключающей интересные данные относительно монголов), Киракос Гандзакеци (оставивший «Историю Армении», ценную материалами по этнографии монголов), Смбат (автор хронографической истории Армении и Византии, начиная с 951), хронограф Мхитар Айриванеци, Степанос Орбелян (написавший «Историю области Сюник») и др.; в XIV в. — Хетум, прозванный «историком» (автор хроники за время от 1076 по 1307), и др. В XV в.  писали: Томас (Фома), Метцопеци (о Тамерлане и его преемниках) и др.; в XVII в. — Аракел Тавризский, оставивший описание одной из наиболее трагических эпох в истории Армении, а именно событий за первую половину XVII века. Древнеармянская ученая лит-ра обнимает преимущественно трактаты по философии, грамматике, риторике, математике, астрономии, географии, медицине и юридическим наукам. Из древнеармянских ученых особенно следует отметить переводчика и последователя Аристотеля — философа Давида Непобедимого [V в.]и энциклопедиста XI в. Григория Магистроса. Библиография: Назарианц, Беглый взгляд на историю гайканской (т. е. А.) лит-ры до конца XIII столетия, «Учен. зап. Каз. университета», кн. 1, 1844; Его же, Обозрение гайканской письменности в новейшие времена, там же, кн. 2, 1846; Патканов Н. П., Очерк истории древнеармянской лит-ры, «Всеобщая история лит-ры» под ред. В. Корша, т. I, СПБ., 1880; Труды Зарбаналяна Г. (на А. яз.) и др.; Somal, Quadro della storia letteraria di Armenia, Venezia, 1829; Neumann H., Versuch einer Geschichte der Armenischen Literatur, Lpz., 1836. Л. Мсерианц НОВОАРМЯНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА отличается от древне- и среднеармянской не только по содержанию, но и по языку, вернее по языкам, так как соответственно политическому раздроблению Армении в ней вырабатываются два литературных яз. — восточно-армянский и западно-армянский, а в связи с этим надлежит говорить уже о двух А. Л. нового периода [в частности XIX века: восточно-А. Л. на лит-ом яз. русских армян и западно-А. Л. турецких армян. Последняя зарождается ранее первой, появляясь прежде всего в армянских колониях, главным образом в Венеции, где уже с самого начала XVIII в. существует религиозно-научное «братство мхитаристов» (см.), сделавшееся центром армянских филологических штудий и армянского книгопечатания; позднее, в XIX в., центром западно-А. Л. становится Константинополь. ВОСТОЧНО-АРМЯНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА [XIX в.. XIX в. в культурной истории армянского народа можно характеризовать как период, когда церковь утрачивает свою руководящую общественную роль, а на смену ей выдвигается другая сила — национальная буржуазия, выросшая в колониях (Тифлис, Баку, Астрахань, Нахичевань н/Д., Москва), в руки к-рой и переходит руководящая роль в области лит-ых явлений; лит-ра принимает светский характер и становится выразительницей идеологии, чаяний и устремлений национальной буржуазии; при этом и здесь можно различить два периода: период возникновения крупной буржуазии [начиная с первой половины XIX в.]и период, когда на политическую арену выступает средняя буржуазия [конец XIX в.; этот последний период собственно продолжается и вплоть до революции 1917, после к-рой социальный субстрат А. Л. совершенно меняется. Начиная с 1920, быстро растет новейшая, советская А. Л., резко  отличающаяся от своей предшественницы. Новая А. Л. за все время своего существования проникнута гражданскими устремлениями. Уже у первого представителя и родоначальника новой восточно-А. лит-ры, Хачатура Абовиана (см.) [-1848, мы встречаем гражданские мотивы. Абовиан входил в тот круг передовых армянских интеллигентов, центром к-рого впоследствии [в 50-х и 60-х гг.]стал издававшийся в Москве журнал «Гюсисапайль» (Северное сияние). Редактором «Северного сияния» был близкий друг Абовиана, профессор-ориенталист С. Назарьянц, познакомивший через свой журнал армянского читателя с рядом переводов из русской лит-ры (напр. с Лермонтовским «Демоном» в переводе Садатяна) и зап.-европейских классиков. В «Северном сиянии» участвовал также Микаэл Налбандян — литератор, публицист и критик, находившийся в личном общении с Бакуниным (см.) и Герценом (см.); за политическую деятельность он был сослан в Камышин, где и умер (в молодых еще годах) в 1866. Творчество Налбандяна во многих отношениях отражает русские литературные явления: в своих критических статьях он находится под прямым влиянием Белинского (см.); знаменитое стихотворение «Свобода» написано в подражание Огареву (см.); и наконец в сатире «Мнения глупцов о просвещении» он перелагает на армянский быт и яз. Кантемировскую сатиру «К уму своему или на хулящих учение». Его публицистическое сочинение под названием «Земледелие», с идеями физиократов и мелкобуржуазных социалистов, пользовалось большим успехом среди молодежи. К кружку Назарьянца принадлежал и поэт-шестидесятник С. Шах-Азиз (см.) (ум. 1908 в Москве), представитель гражданского направления в поэзии и опять-таки русского лит-ого влияния; в творчестве С. Шах-Азиза отразились, с одной стороны, байронизм (главным образом в поэме «Скорбь Леона»), а с другой стороны, влияния Пушкина (см.), Добролюбова (см.) (под воздействием к-рого он в свою очередь написал свое «Милый друг, я умираю»), и особенно Некрасова (см.) (ср. перефразировку Некрасовского двустишия «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан» в словах Шах-Азиза «Прежде гражданин, а потом уже поэт»). Форму романа вслед за Абовианом развивает Перч Прошян [-1907, к-рому принадлежит несколько бытовых романов (например «Сос и Вартитер», «Вопрос хлеба» и много др.), рисующих быт армянской деревни. К школе Абовиана принадлежит Х. Агаян, пользовавшийся популярностью в массах, и наконец крупнейший из романистов Армении Акоп Мелик-Акопян, более известный под псевдонимом Раффи (см.) [1835–1888. В 60-х годах выступает на поприще драматурга  Габрэл Сундукиан (см.). Г. Сундукиан — по происхождению из буржуазной семьи. Получил высшее образование в Петербурге, после чего поступил на государственную службу в Тифлисе. Его первые пьесы, рисующие быт тифлисских армян, обращают на себя внимание современников, тем более, что он пишет не на лит-ом яз., а на тифлисском диалекте. Его герои и героини — тифлисские ремесленники, купцы, купчихи. Глубокое знание быта дает ему возможность выводить законченные образы. До высокого мастерства он дошел в своей пьесе «Пэпо» (существует два русск. перевода), в к-рой автор изобразил борьбу армянской буржуазии с бедным «кинто». Герой-бедняк Пэпо побежден: его везут в тюрьму. Но за побежденным остается моральная победа. Перу Сундукиана принадлежат и другие, проникнутые юмором и драматизмом пьесы («Хатабала», «Супруги», «Разбитый очаг» и др.). Смело можно сказать, что в А. Л. Г. Сундукиан занимает такое же место, как Островский (см.) в русской. Представителем реалистического романа следует считать беллетриста Александра Мовсесяна, писавшего и известного под псевдонимом Ширванзадэ (см.). Ему принадлежат например: повесть «Пожар на нефтяных промыслах», «Дневник приказчика», рассказ «Артист», романы — «Честь», «Намус» — из быта глухой Шемахи, «Хаос», посвященный Баку, и наконец заслуживающий большого внимания роман из жизни армянской интеллигенции «Арсен Димаксьян». Жанр реалистического романа и характерный для Ширванзадэ элемент психологического анализа также могут рассматриваться как результаты влияния русской лит-ры. Ширванзадэ также написал несколько театральных пьес. Если крупнейшим представителем прозы этого периода А. Л. считается Раффи, то соответствующей ему по значению фигурой в области поэзии, и отчасти прозы, является Рафаэль Патканиан [1830–1892. Как и ряд других армянских поэтов его поколения (Додохиан и др.), Рафаэль Патканиан получил воспитание в Москве, в Лазаревском институте. Затем он учится в Дерптском университете и наконец снова в Москве. Здесь он организует литературный кружок под названием «Гамар-Катипа» (название составлено из инициалов трех участников кружка) и с 1855 издает пять книжечек «Поэтических и прозаических упражнений Гамар-Катипы». В них появляется его знаменитое стихотворение «Слезы Аракса», к-рым Патканиан и приобрел общенациональную известность. Путь его творчества является вместе с тем живой летописью тех надежд и последующих разочарований, которые связывались у армянской интеллигенции с русско-турецкой войной 1877–1878; последним аккордом здесь является сборник «Свободные песни», выпущенный в 1878. Здесь читатель встретит  слезы отчаяния и проклятия по адресу Европы, предоставившей армян во власть «кровавого султана», и в то же время призывы не терять мужества. Перу Патканиана принадлежат и прозаические произведения, часть к-рых в художественном отношении представляет большую ценность (написана на нахичеванском диалекте). Из прочих поэтов, современников Патканиана, можно отметить Георга Додохяна, автора популярного стихотворения «Ласточка» (переведенного на русский язык два раза). К следующему поколению писателей, деятельность которых приходится на конец XIX века, принадлежат поэты: Ованнес Ованнисьян (см.) [1864–, Ованнес Туманьян (см.) [1869–1923, Аветик Исаакиан (см.) [1875–]и Александр Патуриан (см.) [1865–1916. Если у Патканиана содержание довлеет над формой и форма не представляет чего-либо самоценного, то у Ованнисьяна пожалуй впервые в А. Л. замечается вдумчивое отношение к технике своего искусства; его размеры и рифма строго выдержаны и в то же время обнаруживают близость к первоисточнику армянской поэзии — к народной песне. Этот контакт с народной поэзией, обусловивший (в противоположность оторванным от родной почвы вышеназванным поэтам) подлинно национальный характер стихов Ованнисьяна, простирается и на содержание: Ованнисьян дал поэтическую обработку некоторым древнейшим преданиям и песням (напр. легенде о царе Артавазде); в результате этого некоторые стихотворения Ованнисьяна поются народом уже на правах безымянной песни. Не менее близок к народному творчеству и О. Туманьян, повторивший в своих стихах ряд сюжетов народного творчества (легенд, сказок и т. д.), притом в простой и общедоступной форме, стоящей на грани детской лит-ры. Эпические поэмы Туманьяна — «Ануш», «Давид Сасунский» — и некоторые другие приобрели широкую популярность. Иной характер носит поэзия Исаакиана, корни к-рой лежат скорее в лит-ых традициях Зап. Европы, с к-рой автор близко знаком, ибо провел много лет за границей. Это — представитель любовной лирики в А. Л.; Цатуриан же отражает влияние русской поэзии по преимуществу. Он выступал и как переводчик: им издана двухтомная антология из избранных пьес Пушкина, Лермонтова (см.), Некрасова, Кольцова (см.), Никитина (см.) и Плещеева (см.), и кроме того переводы из Тургенева, Мопассана и др. В начале XX в., именно в 1908, выступил со своим сборником «Грезы сумерек» молодой поэт Ваан Териан (см.) [1885–1920; это крупнейшая величина, о чем достаточно говорит существование целой «школы Териана». В 1912 Териан выпускает второй сборник стихотворений, ярко отражающий расцвет творчества  поэта-лирика. Териан обнаруживает высокое поэтическое мастерство, превзойдя всех своих предшественников. В последние годы жизни он написал ряд стихотворений, в к-рых отразились его настроения как большевика. Териан стоит на грани двух эпох. Через него А. Л. переходит к современному ее состоянию. Его язык и стиль передаются молодому поколению советских поэтов. Между современной, советской и дооктябрьской А. Л. — огромная пропасть. Доминирующими мотивами в дооктябрьской А. Л. были: индивидуализм, шовинизм и национализм. Октябрьская революция произвела необычайный перелом в А. Л. Лишь после Октября начинает свое летоисчисление пролетарская ветвь А. Л. Среди пролетарских писателей ряд литераторов с дооктябрьским лит-ым стажем. К этой группе относятся: Егише Чаренц (см.), Арази (см.), Азат Вштуни (см.), Геворк Абов, Анушаван Вартанян. Из молодых пролет. писателей выдвинулись: Алазан (см.), Аракси, М. Армен, Овик Меликян, Ануш, Н. Дабагян и др. С революционными поэмами выступил Егише Чаренц («Обезумевшие массы», «Сома» и т. д.). В них Чаренц воспевает Октябрьскую революцию. В дальнейшем он переходит также и к прозе: сатирическая повесть «Страна Наири», «Капказ». В 1922 начинает выходить орган пролетарских писателей советской Армении «Мурч» (Молот), вокруг к-рого объединяются молодые пролетарские писатели. Влияние русской «Кузницы» в произведениях армянских пролетарских писателей первого периода [1922–1925]выразилось в космизме, а влияние русского революционного футуризма — в оформлении материала. В дальнейшем пролетарской лит-ре советской Армении удалось одолеть трудности и стать на путь пролетарского реализма. В последних работах пролетарских писателей Армении мы уже видим некоторые достижения. Гражданскую войну в Армении пытается в стихотворной форме отобразить Наири Зарян в поэме «Ноябрьские дни», в прозе — пролетарские писатели: Абов в своих рассказах, Алазан — «Руководитель», Аракси — «Вода эта течет по своему руслу», Овик-Меликян — «Сборник рассказов», а также Аксель Бакунц дают картины борьбы нового и старого быта в армянской деревне. Особняком стоит творчество Азата Вштуни, автора удачных картин народов угнетенного Востока (сборник поэм «Восток в огне»). Из старых литераторов, живущих и работающих в советской Армении, надо отметить романиста и драматурга Ширванзадэ и поэта Аветика Исаакиана. Ширванзадэ написал пьесу «Кум Моргана» из жизни эмигрантов Армении. Ширванзадэ и Исаакиан входят в лит-ую организацию «Общества армянских писателей». Сравнительно недавно образовалось объединение  писателей-попутчиков. Среди последних выделяются произведения Дереника Демирчяна, Степана Зоряна (см.), Тотовенца. Заслуживают внимания произведения «Знакомые», «Земля», «Машина» Д. Демирчяна (рассказы из эпохи войны), «Председатель ревкома», «Библиотекарша» — повести Степана Зоряна, и сатира на националистов «Доктор Бурбонян» Тотовенца. ЗАПАДНО-АРМЯНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА. Характерным отличием западно-А. Л. от ее восточной сестры является, с одной стороны, оторванность от родной почвы, обусловленная тем, что творчество западно-армянских писателей протекало почти исключительно в колониях за пределами Армении — в Константинополе, Смирне и Зап. Европе, а с другой стороны тем, что на лит-ру турецких армян оказывала влияние уже не русская лит-ра, а преимущественно французская и отчасти итальянская. Корни западно-А. Л. лежат, как мы уже указывали, в деятельности мхитаристов. Из рядов мхитаристов выходят первые западно-армянские поэты: Арсен Багратуни [1790–1866]и Гевонд Алишан [1820–1901. Их нельзя однако считать характерными для ново-А. Л., скорее они стоят на грани средне- и ново-А. Л.; в творчестве Алишана напр. много религиозного элемента: гимнов, молитв и т. д., то есть еще отсутствует типичный для новой А. Л. чисто светский характер поэзии. Истинными основателями «константинопольской» лит-ой школы нужно считать двух поэтов уже XIX в., это — Мкртич Пэшикташлян [1828–1868, ученик Алишана, и Петрос Дуриан [1851–1872. Несмотря на то, что у последнего мы наряду с лирикой встречаем и несколько драм, он ценен именно как лирик. Темы, вдохновлявшие поэтов, здесь до известной степени те же, что в восточно-армянской поэзии, т. е. важнейшее место принадлежит националистическим мотивам. Зато есть крупные различия в отношении формы: если первые поколения восточно-армянских поэтов зачастую пренебрегали формой и вообще стихотворной техникой, то «константинопольская школа» обращает на вопросы поэтической формы сугубое внимание, в чем вполне естественно видеть результат постоянного влияния французской лит-ры. Из других представителей «константинопольской школы» можно назвать мхитариста Галфаяна (Хорен Нарбей, 1831–1892) и Ачемьяна [1838–, и из более поздних — Воскапиана, Руссиньяна и наконец из «смирнской школы» — Мамуриана, Отиана, Дэмирчибашьяна. Из позднейших заслуживают внимания: Чобаньян, поэт и ученый [1872–, работающий ныне во Франции, поэтесса Сибиль (в Константинополе), поэт Даниэл Варужан; из беллетристов: Шишманян (псевдоним Дзеренца), Арпиарян,  Зохраб и писательница Дюсаб, а также сатирик А. Паронян («Национальные тузы», «Дневник Хасоса», «В кварталах Константинополя»). Произведения Пароняна рисуют константинопольскую армянскую буржуазию, подобно тому как ее изображали Патканиан и Сундукиан. Тип «Хасоса»-буржуа является мишенью для едкого сатирика. Западно-А. Л., давшая в свое время видных армянских писателей, в настоящее время, в результате войны 1914–1918, почти совершенно заглохла. Библиография: Веселовский Ю., Армянская поэзия XIX в. и ее происхождение, «Русская мысль», 1901, кн. 12; Макициан И., Очерк А. Л., «Сборник А. Л.» под ред. М. Горького, Л., 1916; Поэзия Армении с древнейших времен и до наших дней, под ред. В. Брюсова, М., 1916; Веселовский Ю., ст. в сб. «Армения», М., 1916. Е. П.... смотреть

T: 163