search
" A B C D E G I M N P R S V W « А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я 
ENJAMBEMENT

ENJAMBEMENT (французское — перенос) — несовпадение синтаксического и ритмического членения стихового отрезка с вытекающим отсюда разрывом синтаксического ряда и перенесением части его в следующий ритмический отрезок; например:
«В ней вкус был образованный — она
Читала сочиненья Эмина...» (Пушкин)
или
«Никто мне не скажет: Куда ты
Поехал, куда загадал?» (Фет).
Основным признаком E. является несовпадение смысловой (синтаксической) и ритмической (произвольной, т. е. не предуказанной грамматически) пауз, благодаря чему интонация в конце ритмического отрезка (стиха) теряет обычный для нас характер законченности и характеризуется повышением голоса.
Различают два основных типа переноса: 1. фраза занимает всю первую строку и частью переходит во вторую («rejet») и 2. фраза кончается до конца строки, и уже новая, начавшаяся фраза переходит во вторую строку («contre-rejet»), напр.:
«Ожиданье и обереганье (rejet)
Лунного очарованья, лишь (contre-rejet)
Первое, неверное мерцанье
Льющего на дремлющий камыш» (В. Брюсов).
Существует целый ряд различных видов E.; наиболее слабым видом его можно считать случай, когда фраза, перенесенная из первой строки во вторую, занимает всю ее, а в шестистопном ямбе доходит до цезуры.
«Пред ним пустынные равнины
Лежат пустынной пеленой» (Пушкин).
Этот вид допускался даже в классическом французском александрийском стихе, вообще почти не допускавшем Е., напр.:
«Mechant, ceest bien a vous d’oser ainsi nommer
Un Dieu que votre bouche enseigne a blasphemer» (Расин).
Наиболее резким видом E.является совпадение обоих его типов, напр.:
«Ребят дворовая семья
Сбежалась шумно. Не без драки
Мальчишки разогнали псов» (Пушкин).
Очень резким видом E. является также перенос на служебных частях речи:
«Смутились абиссинцы, но
Тут выступил Ато-Гано» (Гумилев).
Между этими крайними видами существуют различные по силе модификации Е., которые зависят от степени синтаксической и смысловой связанности разрываемых слов, силы пауз и т. п.
E. часто служит для выделения значимых слов в стихе, которые особенно подчеркиваются его своеобразным интонированием, иногда выполняет чисто ритмические функции, создавая своеобразные ритмические ходы, наконец часто употребляется в драматическом стихе, где облегчает создание разговорной интонации. Различные функции Е. зависят от общестилевой установки.
E. был известен и античной метрике (Siobos transgressio). Еврипид и Софокл употребляли его очень часто. В связи с античным Е. можно поставить так наз. синафию (continuatio), т. е. тесную связь между отдельными стихами строфы, выражавшуюся например в элизии (иначе — тмесис) между концом первого и началом второго стиха и даже в разрыве слова на две части:
«Thracio bacchante magis sub inter —
— lunia vento»,
в перев. В. Брюсова:
«Фракийский когда буйствует под
новолунием месяц».
Вообще E. является очень распространенным приемом. Во Франции развитие его связано с А. Шенье и затем с романтиками (в особенности В. Гюго), нарушившими классическую традицию, отрицательно относившуюся к E. В Германии его впервые широко развил Лессинг (вслед за английскими поэтами — Шекспиром, Мильтоном и др.) в пятистопном белом ямбе, к-рый вообще является размером, где больше всего применяется Е. В России Е. был очень распространен в силлабическом стихе (Кантемир), с самого начала (хотя и редко) применялся в силлабо-тоническом стихе (Ломоносов), позднее он получил большое распространение (Пушкин, Медный всадник).
Помимо основного вида E. (строчного) можно говорить еще об E. цезурном (обычно в шестистопном ямбе), напр.: «Я гибну, множество народа погубя» — и строфическом, когда интонация не заканчивается в конце строфы, а переходит в следующую строфу (строфич. E. встречалось и встречается очень редко):
«Очертания звезд, как заученный лозунг знакомы,
Календарь похудел, значит нынче зима и ноябрь.
Мухи мрут по углам, закупают дрова управдомы,
И метели грустят, как поэты. Но я б
Никогда не сказал, что смешны эти зимние песни,
И с поэтами сравнивать их безусловно нельзя.
Зажигают огни. В помещеньях становится тесно.
Говорят о стихах и друзей вспоминают друзья» (Гусев).
Русский народный стих E. не знает, но в германском героическом и куртуазном эпосе E. — огромное количество.
См. Стихосложение (там же указана и библиография).

Литературная энциклопедия. — В 11 т.; М.: издательство Коммунистической академии, Советская энциклопедия, Художественная литература.1929—1939.

Enjambement
ENJAMBEMENT — стихотворный прием, состоящий в переносе части фразы из одного стиха в другой, из одной строфы в другую (см. Строфа). Являясь весьма распространенным ходом, например, во французской поэзии, enjambement как будто не играет яркой роли в поэзии русской, но и здесь мы встречаем блестящие примеры его. Таково, например, enjambement в знаменитом пушкинском описании Петра во время Полтавского боя:
...Выходит Петр. Его глаза
Сияют. Лик его ужасен.
Перенесением в этом примере сказуемого «сияют» из одного стиха в другой, т.-е. отрывом сказуемого от подлежащего и постановкой этого сказуемого на первом месте в другом стихе, Пушкин изумительно оттенил звучание слова «сияют», которое получает как бы самостоятельное значение, безотносительно к слову, с которым оно связано синтаксически. В связи с enjambement оба стиха, таким образом, получают прежде всего иное звучание — показатель того, что enjambement в корне есть явление ритмического порядка, т.-е. как и все элементы стиха, связано с общей ритмической настроенностью поэта в данном произведении и, будучи определено по своему положению этой общей настроенностью, тем самым дает то или иное звучание отдельному слову... Еще более ярко проявляется ритмическая роль enjambement'а когда в связи с ним «разрушается» целостность не отдельного стиха (в этом случае нарушение целостности стиха, как такового, заслоняется часто значением enjambement, как разрушителя грамматической фразы), а целой строфы. В связи с общей ломкой стиха подобное строфическое enjambement встречается в русской поэзии сравнительно часто лишь в последнее время, но мы имеем примеры его и у Лермонтова. Так, CXXII строфа «Сашки» кончается стихами:
И на печи капот покинув свой,
Пленительна бесстыдной наготою,
Она подходит к нашему герою,
а CXXIII строфа начинается стихами:
Садится в изголовьи и потом
На сонного студеной влагой плещет.
Enjambement имеем мы и при переходе CXLVI строфы «Сашки» к CXLVII.
В этих случаях строфического enjambement ритмическая волна, переливая через границы строфы, соединяет в своем течении искусственно разъединенные части и сливает в одну ритмическую фразу то, что и со стороны изобразительной представляет единый образ (как в приведенном примере, — действия героини «Сашки»). См. Прием.

Литературная энциклопедия: Словарь литературных терминов: В 2-х т. / Под редакцией Н. Бродского, А. Лаврецкого, Э. Лунина, В. Львова-Рогачевского, М. Розанова, В. Чешихина-Ветринского. — М.; Л.: Изд-во Л. Д. Френкель,1925


.




Литературная энциклопедия 

skip_previousDORFGESCHICHTEENVOIskip_next

T: 0.033468048 M: 55 D: 0